Tags: космическая опера

Величие и закат галактических империй

Большинство любителей фантастики узнало о галактических империях из ранних фильмов киносаги «Звёздные войны». Грандиозные космические линкоры, тяжёлые боевые машины, шлем Дарта Вейдера, знаменитый «Имперский марш»… Но что скрывается за этим фасадом? В чём смысл существования империи? Это вершина расцвета человечества — или Зло с Большой Буквы? Или что-то третье?

Самым интересным эпизодом в жизни галактической империи, как правило, оказывается её смерть.

Вспомним (для контраста) фантастические произведения, посвящённые какому-нибудь изобретению. Чаще всего автор, предлагая нам вообразить какой-то «недофазный синхрофиброн», не зацикливается на восхищении его изысканными формами и  полезностью. Ему интереснее посмотреть, как выдумка впишется в реальный или придуманный мир, как изменит общество, к каким последствиям приведёт её внедрение — хорошим, плохим, или, не дай бог, вообще к примирению изобретателя с отцом. В поток жизни вбрасывается новая сущность, и интерес автора и читателя — наблюдать, как эта сущность взаимодействует с потоком. Наблюдение за жизнью.

Теперь вспомним произведения, где фигурируют галактические империи. Механика восприятия тут совсем другая. Империя — это не «сущность в потоке жизни», это чуть ли не главная характеристика самого потока. Империя — это упорядоченность, структура, «кристаллическая решётка» жизни. Нечто, преодолевшее большой путь развития, результат решительной победы разума над хаосом и социальной энтропией. Империя — последняя ступень развития цивилизации, безусловная вершина эволюции государства.

Collapse )
promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Пересмотрите «Вавилон-5» — классика фантастики, опередившая время

17 июля сценаристу и продюсеру Джозефу Майклу Стражински исполнилось 66 лет. Он создал многое, но его главным детищем навсегда останется сериал «Вавилон-5» — один из столпов жанра космооперы наряду со «Звёздным путём» и «Звёздным крейсером «Галактика». Увы, сейчас о нём вспоминают нечасто. История космической станции теряется на фоне необъятного «Звёздного пути», культового «Светлячка», а в последние годы ещё и «Пространства».

Может показаться, что «Вавилон-5» представляет только историческую ценность. Это не так. Произведение Стражински, конечно, технически устарело, но благодаря сюжету, персонажам и вселенной легко выдерживает конкуренцию с современными сериалами. Рассказываем, чем именно был уникален «Вавилон-5» и зачем его смотреть сейчас.

Что такое «Вавилон-5»?

«Вавилон-5» придумал один человек — Джозеф Майкл Стражински, сценарист, работавший над множеством фильмов, сериалов и комиксов. На рубеже 80-х и 90-х Стражински мечтал исправить, как ему казалось, основную проблему фантастических сериалов той эпохи — отсутствие долгосрочного планирования. Он полагал, что сценаристы и режиссёры, вынужденные работать «от серии к серии», не могут рассказать по-настоящему большую, сложную и при этом непротиворечивую историю. Понятно, что эти претензии касались в первую очередь сериала «Звёздный путь: Следующее поколение», выходившего в те годы. Творение Стражински во многом было полемикой именно с концепцией Джина Родденберри и его последователей.

Collapse )

Перри Родан — более 3000 книг самой долгой фантастической саги

15 февраля 2019 года вышел трёхтысячный по счету роман из книжной серии про Перри Родана (Perry Rhodan), героя самой большой научно-фантастической саги в истории литературы. Главный ее поклонник в России попытается объяснить значение этого факта, заодно рассказав о том, кто такой этот Перри Родан и почему не знать про него — вполне нормально.

Палп-фикшн: сделано в Германии

Массовая культура в Германии имеет свою специфику. Так, несмотря на обилие иностранных развлекательных продуктов, в том или ином сегменте масскульта всегда находился немецкий товар, который покорял сердца местных жителей сильнее, чем «импортный». Иногда совершенно неожиданным образом — для Германии обычное дело, когда во время игровой выставки очередь на демо-показ какого-нибудь местного симулятора фермера будет не меньше, чем на стенд всеми ожидаемого хита. Так же и с книгами — несмотря на обилие качественных бестселлеров любых жанров из любой части света, немцы часто отдают предпочтение очевидному палп-фикшну от своих соотечественников.

Collapse )

«Песни Гипериона» — вселенная Дэна Симмонса

Гиперион вошел. Он весь пылал,
Негодованьем; огненные ризы
За ним струились с ревом и гуденьем,
Как при лесном пожаре — устрашая
Крылатых Ор. Пылая, он прошел…

Джон Китс «Гиперион»

Тетралогию «Песен Гипериона» Дэна Симмонса сложно переоценить. Не всякие книги целиком меняют представление о космической опере, становятся в один ряд с такими шедеврами, как «Дюна» Фрэнка Герберта и «Основание» Айзека Азимова, отмечаются премией «Хьюго» и признаются впоследствии лучшим сериалом в жанре космооперы последнего десятилетия. Не всякие — но эти!

Парадоксальный и глубоко проработанный мир, невероятные масштабы и удивительная детализация, потрясающие воображение звездные баталии и тонкие психологические конфликты — эти эпитеты даже частично не отражают великолепия «Песен Гипериона»! Потому приведем факты.

На Старой Земле конца двадцатого века «Гиперион» стал экзаменом для вступления в Клубы любителей фантастики, знаком зрелости и подготовленности читателя. Один николаевский фэн для того, чтобы приобрести долгожданный «Восход Эндимиона», решился продать ваучеры, ибо ждать зарплаты не доставало терпения. В середине девяностых книги Симмонса шли по рукам так, словно это были переводы «Неукротимой планеты» в глухих к зарубежной фантастике семидесятых. 

Мир Дэна Симмонса запечатлен в четырех романах-эпопеях: «Гиперион» (Hyperion, 1989), «Падение Гипериона» (The Fall of Hyperion, 1990), «Эндимион» (Endymion, 1996), «Восход Эндимиона» (The Rise of Endymion, 1998); в отдельной повести «Сироты Спирали» (Orphans of The Helix, 1999) — и умах миллионов читателей, с головой углубившихся в разверзшуюся перед ними Связующую Бездну.

Collapse )