Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

очередной верхний

Одно правило: выражайте своё мнение как угодно, но не слишком выё*ывайтесь.

Интересные рубрики (будут пополняться):
Коллекция КИНОВАНН
Коллекция НЮ ФОТО
МОИ РЕЦЫ и МОИ СТИШИ

КИНО-ОПРОСЫ — выбирайте лучшие, по-вашему мнению, фильмы

В соцсетях: ВК, FB, ОК, tw, instagram

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Об актрисе Эрике Роджерс (Erica Rogers) — биография и фото

Эрика Роджерс родилась 2 октября 1939-го года в Кейптауне, ЮАР. Начала свою карьеру в местном театре, затем отправилась в Лондон учиться в Королевской Академии Драматических искусств. После её окончания дебютировала на театральной сцене Вест-Энда в постановке «Мир Сьюзи Вонг». 

Она продолжила свою карьеру в бродвейском театре «Ричард Роджерс», известном также под названием «Театр на 46-й улице». Здесь актриса участвовала в постановках «Без струн» (No Strings), «Суп» (Bonne Soupe) и «Немного ночной музыки» (A Little Night Music).

Collapse )

Насколько черна кожа Отелло? — 10 фактов из новой книги о Шекспире

Для современников пьесы Шекспира были крайне злободневны: не догадываясь о своей будущей роли классика и универсального гения, драматург писал о дружбе, любви, смерти, политике, религии и философии так, чтобы это было понятно жителям елизаветинской Англии. Почему же в таком случае мы до сих пор с интересом смотрим и читаем его пьесы и даже порой думаем, будто они написаны специально для нас? Ответ на этот вопрос знает оксфордский профессор Эмма Смит, в ее новой книге мы нашли десять интересных фактов.

1. Ранняя комедия Шекспира «Укрощение строптивой», вопреки своему названию, отнюдь не давала ответ на вопрос, кто кого должен укротить: муж жену — или наоборот

Около 1610 года, спустя почти два десятилетия после шекспировской «Строптивой», Джон Флетчер написал к ней сиквел под названием «Награда женщине, или Укрощение укротителя». <...> Главным героем у него вновь становится Петруччо — теперь вдовец. Пьеса открывается разговором гостей на свадьбе: они обсуждают второй брак Петруччо и заодно напоминают публике о его покойной первой жене. Траньо сообщает, что память о Катарине до сих пор мучает бедного вдовца: «Ведь он, чуть вспомнит первую жену <...> / С постели вскакивает и вопит, / Чтоб подали дубину или вилы, — / Так он боится, что ему на шею, / Восстав из гроба, вновь супруга сядет». Но на этот раз, как уверяют друзья Петруччо, ему не грозит подобная участь, ведь новая жена, Мария, отлично знает свое место: она не смеет «сама, пока он не велел, / Ни есть, ни пить, ни молвить мужу „здравствуй”». <...>

Однако теперь Петруччо ожидает неприятный сюрприз. Якобы податливая и кроткая невеста намерена отомстить за всех сломленных мужьями женщин и дает обет: подчинить супруга своей воле. Задавшись такой целью, она в брачную ночь изгоняет Петруччо из спальни и возводит самые настоящие баррикады. Мария вполне буквально воплощает расхожую метафору из любовной поэзии того времени: ее девственное тело становится осажденной крепостью, которая не сдается на милость врага. <...>

Collapse )

По Станиславскому — «Не верю!» = «Не слышу!»

Все слышали про знаменитое «Не верю!» Станиславского, но не все знают, что говорил он её обычно, отвернувшись от сцены и глядя в зрительный зал, слушая голоса актёров, не смотря на их лица. Ибо, всем собой должен играть актёр — и лицом, и телом, и голосом...


«Норма» Сорокина и Диденко — главная театральная премьера осени. Вот что о спектакле говорят авторы

«Норма» Максима Диденко выходит не то чтобы в совсем незнакомом, но довольно необычном для государственной репертуарной площадки формате: это копродукция Театра на Малой Бронной и независимой «Мастерской Брусникина». Генпродюсер премьеры Светлана Доля в прошлом сезоне выпустила с той же «Мастерской» страшно резонансный «Айфак» по роману Виктора Пелевина; режиссером был Константин Богомолов — недавно назначенный худрук Малой Бронной. 

Продюсер снова сделала ставку на звездное режиссерское имя и прозу ныне живущего писателя, но на сей раз это не злободневная фантастика Пелевина, а настоящая современная классика — дебютный роман Владимира Сорокина, вышедший в 1983 году в самиздате. Текст сшит из абсолютно разнородных фрагментов — от стилизованной реалистической прозы до концептуальной поэзии.

«Норма» Максима Диденко
«Норма» Максима Диденко

«Приходилось преодолевать сопротивление мира, который почему-то эту „Норму“ никак не хотел принимать,  — говорит Диденко. — Только боевая хватка Светланы Доля помогла этому проекту осуществиться. Люди пугаются, что в этом романе едят какашки — это то, что все в основном помнят,  — и никто не хочет давать на это денег».

Collapse )

Мир балерин — великолепные фотографии Яны Тойбер

Говорят, что волшебство на фотографиях происходит только когда фотограф чувствует то, что фотографирует. Яна Тойбер, у которой за плечами долгие годы в балетной школе, тому доказательство. Запечатленные Яной кадры с пластичными балеринами, позволяют нам соприкоснуться с настоящим характером этой артистической профессии.

К слову, Яна родилась в Украине, но в возрасте двух лет переехала жить в Штаты. Там она и занималась балетом, после чего сильно увлеклась фотографией. Бесконечные дебаты о женственности и о положении женщин в обществе служат для Яны вдохновением, топливом для создания цепляющих фотопроектов. Женщина — главная фигура в творчестве. В арсенале у фотографа уйма провокационных, красивых и впечатляющих кадров.

На полароидных фотографиях с балеринами Яна не упускает повода спровоцировать зрителя: артисток балета она показывает дерзкими, уверенными, но в то же время — нежными и женственными.

Collapse )

Особый лагерь номер шесть — интервью с Заслуженной артисткой РСФСР Маргаритой Лавровой

О творческом пути, жизненных трудностях и, конечно же, театре.

Детство

Жизнь у нас очень сложная была. Дело в том, что наша семья была выслана. Мама – оперная певица. Папа немец, его фамилия Рэйзвих, работал инженером киевской фабрики. Нам досталось из-за этой фамилии. До замужества меня звали Маргарита Рейзвих. На наши плечи упала тяжелая учесть. Счастье, что завершилось всё это: лагеря, высылки, ссылки.

Я не помню точно, как нам рассказали о том, что нас репрессируют. Помню, что пришли военные, конвой и все, увезли нас в лагерь. Ехали в таком «прекрасном» общем вагоне, где все делали всё в одном вагоне. Никого не выпускали никуда. Говорили: «Пожалуйста, нужно в туалет – делаете».

У нас все было: Киев же был в оккупации немцев, потом нас увезли в Германию, потом из Германии, когда пришел Рокоссовский – в Харьков. Мы попали в страшный Харьковский лагерь. И бабушка у нас там и умерла. Папа всегда страшно переживал, что из-за его фамилии страдаем. И мы ему всегда говорили: «А что ты можешь что-то изменить? От кого родился – от того и родился». Он переживал ужасно из-за этого. Он был человеком мягким, и это на него очень подействовало… два жутких года в харьковском лагере. Там мы были с папой и мамой.

Collapse )

Опасные связи, Смутное время и Владимир Сорокин — 10 главных театральных премьер осени

«Занос». «Практика» 

Дата: 29 и 30 сентября, 30 и 31 октября, 1 ноября

Спектакль «Занос» преподавателя Школы-студии МХАТ Юрия Квятковского еще до премьеры вошел в программу первого международного фестиваля-мастерской имени Дмитрия Брусникина Brusfest, который стартует 8 ноября.

В основе спектакля — одноименная пьеса-антиутопия Владимира Сорокина, написанная в 2009 году. Главные герои — члены высшего общества — сталкиваются с некой страшной силой, которая врывается в их безопасную и уютную жизнь и превращает ее в кошмар. Как всегда у Сорокина, на первый план выходит деконструированный язык. Пугающая, странная речь становится одним из главных героев.

В спектакле Квятковского играют Андрей Фомин, Николай Фоменко, Максим Виторган и артисты «Мастерской Брусникина» Петр Скорцов, Гладстон Махиб, Анастасия Великородная, Денис Ясик и другие.

Collapse )

Исследования танца и двигательной культуры — dance and movement studies

Исследования движения и танца — dance and movement studies — начали складываться в отдельную дисциплину чуть более полвека назад. До этого они ограничивались главным образом жанрами истории балета и театральной критики. В 1969 году на Втором конгрессе исследователей танца (CORD) антрополог Джоан Кеалиинохомоку (Kealiinohomoku) сделала доклад, перевернувший все тогдашние представления об этническом танце и танце вообще. Назывался доклад провокационно: «Антрополог смотрит на балет как на форму этнического танца». Она пыталась показать, насколько условны и зависимы от культуры формы танца, считающиеся на Западе «высоким искусством», прежде всего балет, и насколько пейоративен эпитет «этнический», который западные этнографы прилагают к незападным его формам. 

Антропология должна была ввести танец в совсем иной контекст, сопоставить с иными образцами — не только с высоким искусством, но и с фолк-моделями, посмотреть на танец в культурной перспективе. Обращаясь к современным ей кабинетным антропологам, Кеалиинохомоку призвала отказаться от шаблонов и мифов и перейти к непредубежденному полевому изучению танца — как незападного, так и западного. Обращаясь к историкам танца и танцкритикам, она утверждала, что посмотреть на балет как на разновидность этнического танца чрезвычайно полезно: то, что всегда считалось вершиной хореографического искусства, с других сторон увидится по-иному. Всех их она призвала к сотрудничеству. Те, кто откликнулся на призыв, создали новую дисциплину — антропологию движения и танца, которая со временем заняла свое место в учебных программах социальных наук и свободных искусств (liberal arts). Эта дисциплина встала рядом с социальной и визуальной антропологией, новым театроведением и performance studies (исследованиями перформативных, или исполнительских, искусств).

Collapse )

Быть или не быть? — 5 книг для тех, кто любит театр

Занимайте ваши места в партере! Мы подобрали пять книг для театралов всех мастей, ценителей комедий и трагедий, классики и авангарда, яркой актерской игры и незабываемой драматургии.

Шекспир. Биография. Питер Акройд

Ученые до сих пор расходятся во мнении, существовал ли Шекспир на самом деле. Возможно, эта роскошная книга развеет чей-то скепсис. Как минимум, окутает вас атмосферой любимых шекспировских пьес. Литературный биограф, романист и летописец Лондона Питер Акройд воссоздает мир, который сформировал Шекспира. Шестнадцатый век, пасторальные и индустриальные пейзажи, Ромео и Джульетта, цветы и животные, Король Лир и театр Глобус — вы лучше поймете Шекспира-драматурга и откроете для себя Шекспира-бизнесмена, узнаете подробности его личной жизни и проведете любопытные параллели между его жизнью и произведениями.

Collapse )