Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

очередной верхний

Одно правило: выражайте своё мнение как угодно, но не слишком выё*ывайтесь.

Интересные рубрики (будут пополняться):
Коллекция КИНОВАНН
Коллекция НЮ ФОТО
МОИ РЕЦЫ и МОИ СТИШИ

КИНО-ОПРОСЫ — выбирайте лучшие, по-вашему мнению, фильмы

В соцсетях: ВК, FB, ОК, tw, instagram

promo postmodernism май 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

трип(тих)

Принесите мне голову принца Прелесть,
Если не всю, то хотя бы лобную кость, на худой конец – челюсть.
Из этих мощей наварите-ка щей.
Говорят, что Кощей
Стал бессмертным, поедая исключительно блюда из хрящей
Супостатов,
числом которые – более тьмы-тьмущей.
Как тут не жить вечно? С такою диетой: ни пальмовых масел, ни нитратов.

* * *

Между строченный
Под нужды заточенный
В профиль точёный
В файл заточённый 

* * *

Этот трип тих. Чтоб получился триптих –
В миницикл включился стих.
Стих, включился, вновь стих и
Снова включился кондей
(в этой жаре без него мы умре).
Я думал, что напишу перрихий,
А получился спондей.

Георг Лукач о романе

Лукач выделяет несколько основных этапов в развитии европейского романа и среди наиболее выдающихся его представителей называет Вальтера Скотта, Бальзака и Гёте, стремившихся изобразить свою «эпоху как целое, со всеми ее сложившимися противоречиями». Во второй половине XIX века, когда буржуазия в условиях обострения классового антагонизма перешла к реакции, началось разложение романной формы. Вместо того, чтобы изображать общество как целое, писатели начали уделять все большее внимание субъективным переживаниям и отдельным ярким деталям. Кульминацией этих тенденций стала литература эпохи империализма: Джойс, Пруст и другие модернистские авторы.

В ходе пролетарской революции и социалистического строительства «объективные причины деградации человека» уничтожаются, и вслед за этим преображается роман. Классическая его форма, заимствованная из буржуазной культуры, сближается с эпосом. Но, как подчеркивает Лукач, речь идет не о возвращении к прошлому, а о появлении новой эпической формы, зачатки которой он обнаруживает в произведениях «лучших романистов социалистического реализма».

Источник: gorky.media

Выходит книга Р. А. Лафферти «Дни, полные любви и смерти. Лучшее» в серии «Мир фантастики»

Я ждал сборника этого автора с 1993 года, когда прочитал один из его рассказов в «Если». Потом были ещё рассказы в сборниках и журналах, потом авторский сборник самиздата. Вот, наконец, пришёл черёд книги в большом издательстве. Ура!

Далее текст заметки от издательства на сайте fantlab.ru:

Свершилось! Одна из главных фантастических новинок "Азбуки" в этом году — сборник лучших произведений Р. А. Лафферти. Автор вдохновил на труд и подвиги и может считаться духовным учителем огромного числа современных писателей, не только фантастов. Пришло время широкой читательской аудитории познакомиться с творческим наследием этого выдающегося и весьма своеобразного автора.

О сборнике уже публиковался большой материал в издательской колонке. Тем, кто его пропустил или мало знает об авторе, текст может помочь определиться с готовностью погрузиться в уникальную прозу, впечатлившую (и продолжающую удивлять) многих больших авторов — от Эллисона до Геймана, от Желязны до Дилэни, от Силверберга до Суэнвика и так далее.

Collapse )

Обмани его — Введение в мир научно-фантастических детективов

Детективные элементы и линии в фантастике встречаются постоянно. Они придают перчинки космической фантастике, делают веселее истории про миры эльфов и усугубляют киберпанковый нуар. А российское городское фэнтези вообще из дому не выйдет, не нанеся на себя густой слой тайн-козней-расследований. На собирательном Западе ситуация, в общем, сходная.

Проблемы выдуманных людей, живущих в других мирах, всегда плюс-минус схожи и понятны нам, даже если авторы трижды натянут их на супермагические мегатехнологии. У людей обязательно должны быть и секретики, и скелетики по шкафам, и, разумеется, люди совершают преступления, которые нужно расследовать.

Теоретически смешение фантастического и детективного жанров — это здорово и даже расширяет аудиторию произведения. Но на самом деле книги этого пограничного жанра частенько буксуют и не добираются до своего читателя: любители фантастики хотят собственно фантастики и опасаются, что детективная линия её затмит. Любители детективов недоумевают: зачем нам ещё и фантастика? Потому, вполне возможно, что даже если вы любите фантастику или детективы по отдельности, то некоторые любопытные произведения обошли своим вниманием.

Но прежде чем давать советы, определимся с понятиями: что такое настоящий научно-фантастический детектив и как его отличить от детектива — морской свинки, которая не морская и не свинка? Множество книг, зарубежных и российских, числятся детективной космической фантастикой, детективным киберпанком, детективным фэнтези, но на самом деле в них или детективная линия ни о чём, либо фантастический элемент приделан для галочки. Мы не то чтобы против — пусть цветут все цветы, но давайте отделим котлеты от мух.

Collapse )

Стихотворение Александра Блока о команде «КАМАЗ-мастер»

Источник: KAMAZ-online

Александр Блок, великий русский поэт Серебряного века, не только мастерски описывал свои внутренние ощущения, но и ярко реагировал на происходившее в мире, беспощадно правдиво рисуя эпоху.

Наверняка в наше время он не смог бы пройти мимо блистательных побед команды «КАМАЗ-мастер» на ралли «Дакар», и, вероятно, его стихотворный ответ мог бы быть таким:

Ночь, бедуин, КАМАЗ, пустыня —
Очередная из побед.
Мотор в тиши устало стынет.
Наполнен смыслом этот свет.

Ты через год начнёшь сначала,
И повторится всё не раз:
Дакар, победная усталость,
Пустыня, бедуин, КАМАЗ.

Этим постом мы открываем серию публикаций «Классики о "КАМАЗе"», в которой представим вашему вниманию новые версии признанных шедевров поэзии.