Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

очередной верхний

Одно правило: выражайте своё мнение как угодно, но не слишком выё*ывайтесь.

Интересные рубрики (будут пополняться):
Коллекция КИНОВАНН
Коллекция НЮ ФОТО
МОИ РЕЦЫ и МОИ СТИШИ

КИНО-ОПРОСЫ — выбирайте лучшие, по-вашему мнению, фильмы

В соцсетях: ВК, FB, ОК, tw, instagram

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Реабилитация Данте — спустя 720 лет

Потомок Данте, астрофизик Сперелло ди Серего Алигьери, добивается пересмотра судебного процесса 1302 года — по которому поэта обвинили в коррупции, изгнали из Флоренции и заочно приговорили к смертной казни. 

Данте, в 1300-м занимавший должность приора города, был изгнан сроком на два года и приговорен к большому штрафу, который не мог уплатить; ссылка его поэтому стала бессрочной — возвращение во Флоренцию грозило сожжением на костре. Астрофизик Алигьери добивается восстановления доброго имени предка (хотя в 2008-м городской совет Флоренции уже реабилитировал Данте). Среди участников слушаний, которые пройдут в мае, будет в том числе потомок флорентийского чиновника Канте де Габриэлле да Губбио, вынесшего Данте приговор.

Источник: gorky.media

Непримиримые глаза Ленина — из книги Кэтрин Мерридейл о вожде мирового пролетариата

В издательстве Corpus вышел русский перевод книги британского историка Кэтрин Мерридейл «Ленин в поезде» о возвращении вождя социалистической революции из эмиграции в Россию. «Горький» публикует отрывок из главы «Красное озеро», в которой рассказывает о жизни Владимира Ильича в Цюрихе и его окончательной радикализации под впечатлением от мировой войны.

Кэтрин Мерридейл. Ленин в поезде. Путешествие, которое изменило мир. М.: Corpus, 2021. Перевод с английского Александра Турова

В отличие от Парвуса, Троцкого и Моэма, Ленину Швейцария пришлась по душе. Ему нравились горы и озера, возможность, как он писал матери, «гулять, плавать и ничего не делать». Комнату в таком большом городе, как Цюрих, найти было нетрудно. Кухня Ленина устраивала, тем более что он едва ли придавал значение еде. К тому же в Швейцарии и в военное время, когда остальная Европа бедствовала, были и молоко, и сыр, и свежий белый хлеб. После полудня, когда любимая его библиотека была закрыта, Ленин, закусив дешевым («по пятнадцать сантимов») ореховым шоколадом, шел с Крупской гулять. Хотя плата за визиты к врачам была высокой, случись нужда, он не стал бы лечиться ни в какой другой стране. Свою первую поездку в Швейцарию Ленин совершил еще лет двадцати с небольшим — проконсультироваться у специалиста по болезням желудка.

В 1916 году Ленин постоянно осел в Цюрихе. Отчасти из-за относительной дешевизны, но во многом из-за центральной библиотеки, только что открывшейся в просторном здании поблизости от средневековой Проповеднической церкви (Predigerkirche). Здесь, облюбовав себе определенное место, он собирал материал для новой работы.

Он старался использовать все время, пока была открыта библиотека, — вспоминала Крупская, — шел туда ровно к девяти часам, сидел там до двенадцати, домой приходил ровно в двенадцать часов десять минут (от двенадцати до одного часу библиотека не работала), после обеда вновь шел в библиотеку и оставался там до шести часов.

Collapse )

Я иду в неизвестность — Михаил Ромм и «9 дней одного года»

24 января исполнилось 120 лет со дня рождения Михаила Ромма, классика, снимавшего великие фильмы и ставшего учителем для других классиков. Об одном из его главных фильмов — «9 дней одного года» — рассказывает Виктория Сафронова.

Михаил Ромм
Михаил Ромм

Вторая половина 1950-х. После нескольких лет раздумий и переоценки сделанного им за свою жизнь Михаил Ильич Ромм сформулировал несколько клятв, и «даже произнес их как-то ночью вслух». Вот эти клятвы:

1. Отныне я буду рассказывать только о людях, которых я знаю, лично знаю.

2. Отныне я буду делать фильмы только на современном советском материале, потому что я его знаю.

3. Отныне я буду говорить только о том, что меня лично волнует как человека, как гражданина своей страны, притом как человека определенного возраста, определенного круга.

4. Отныне я буду рассчитывать на то, что среди двухсот двадцати миллионов моих сограждан найдется хоть несколько миллионов, которые думают о том же, о чем думаю я, и на том же уровне, на каком думаю я. Я буду делать картины для них.

5. Если я убежден, что исследовать человека нужно в исключительные моменты его жизни, пусть трагические, пусть граничащие с крушением, катастрофой, то я буду брать этот материал, не боясь ничего. В конце концов я советский человек, и все, что я думаю, — это мысли советского человека, и вся система моих чувств — это система чувств, воспитания Советской властью.
Ромм М. И. Размышления у подъезда кинотеатра 
Collapse )

Портрет мариниста — к ретроспективе Владимира Брауна

С 21 января по 2 февраля в московском «Иллюзионе» проходит полная ретроспектива советского классика Владимира Брауна (куратор — Александра Лаврова). Это отличная возможность познакомиться с замечательным, но не особенно известным режиссером. Чтобы подготовить зрителя, «Сеанс» републикует статью, написанную о Брауне Петром Багровым. Текст с разрешения автора приводится по книге «Кино России. Режиссерская энциклопедия. Том I» (Автор идеи и составитель — Лев Рошаль, издательство Научно-исследовательского института киноискусства, 2009).

Collapse )

Дух озорства — uолос и роли Надежды Румянцевой

Веселым духом детской непосредственности — вот кем была Надежда Румянцева в советском медиапространстве. Причем, именно — духом. И так крохотная, как эльф, в телеэфире она часто становилась вовсе бесплотной, одалживая свой голос мультяшным героям и заграничным кинодивам. Когда именно ее голосом начинали говорить то резиновая Мартышка, то обученная танцевать на канате грубиянка Гита из Бомбея, то миниатюрная японка, столкнувшаяся в озере Тан с кровожадным динозавром, или пошедшая грабить музей Одри Хепберн, в наших глазах они становились словно одержимыми. Дух Румянцевой плясал в этих кинообразах сильнее, чем, собственно, дух игравших те роли знаменитых актрис. Дух озорства и страшного любопытства — в язычках пламени интонаций то изумленных, то азартных, то ехидно насмешливых, задиристых, а то откровенно озадаченных, ребяческих.

Слева: Надежда Румянцева в школе. Справа: «Навстречу жизни». 1952
Слева: Надежда Румянцева в школе. Справа: «Навстречу жизни». 1952

«Кроликовые коньки?!» Не будь этих кроликовых коньков, вряд ли старейший наш дубляжный цех киностудии имени Горького получил рекордный и небывалый за всю свою на тот момент четвертьвековую практику поток зрительских писем — после выхода «Зиты и Гиты»: об этом рассказал режиссер дубляжа этой картины Георгий Шепотинник своему сыну, замечательному киноведу, а тот уже — нам. И письма были под стать Румянцевой: они тоже выспрашивали, допытывались и изумлялись.

Collapse )

Небо и твердь — О Николае Крючкове

Алексей Васильев рассказывает о великом Николае Крючкове — актере на фоне стихии — от фильмов Бориса Барнета до фильмов Ивана Пырьева. На праздничной неделе, 6 января, исполнилось 110 лет со дня его рождения.

«У самого синего моря». Реж. Борис Барнет. 1935
«У самого синего моря». Реж. Борис Барнет. 1935

Есть в довоенных фильмах, где звездой назначен Николай Крючков, любопытная закономерность: центр зрения в них смещен с людей на пейзаж, стихию.

Свою первую центральную роль Крючков исполнил в фильме «У самого синего моря» (1935), где собственно драматическое действо служит словно предлогом любоваться Каспием, когда его штормит, круговоротит, когда он утихомиривается и впадает в дремоту под ласками заката. Кадров, где нет ничего кроме Каспия, наберется с четверть фильма. 

В других человек, Крючков, сам занимает лишь четверть в кадре, где живет своими настроениями море, самодовлеющее, словно способное опрокинуться на актера, ведь многие из этих кадров сняты с помощью рир-проекции, и угол наклона камеры по отношению к актеру и к морю не совпадают, давая странный эффект: крадущийся по мосткам к домику понравившейся девушки Крючков каким-то жестом словно останавливает это блюдце развернутого к нему под опасным углом моря, не дает ему вылиться себе на голову. 

Collapse )

Почему «Сговор остолопов» — лучшая в мире книга о судьбе гуманитария

Написанный в начале шестидесятых годов сатирический роман «Сговор остолопов» о приключениях выпускника философского факультета Игнациуса Райлли, лентяя, обжоры, фантазера и традиционалиста, придумывающего фантасмагорические проекты переустройства общества, принес его создателю, американскому писателю Джону Кеннеди Тулу, посмертную славу и Пулитцеровскую премию. В России эта книга, впервые переведенная и изданная «Эксмо» еще в 2003 году и выдержавшая с тех пор несколько переизданий, по каким-то причинам до сих пор так и не приобрела статуса влиятельной классики, хотя отечественные гуманитарии могли бы узнать себя в гротескных чертах ее героя с не меньшей точностью, чем студенты Гарварда или Йеля. В рамках рубрики «Хорошие старые книги, которые никто не читал» Роман Королев рассказывает об этом упоительно смешном произведении и трагической судьбе его автора.

Когда на свете появляется истинный гений, вы можете узнать его вот по этому признаку: все остолопы вступают против него в сговор.
Джонатан Свифт. «Мысли по различным поводам, как поучительным, так и забавным»

«Верю ли я тому тотальному извращению, коему становлюсь свидетелем?»

Специалист в области средневековой философии из Нового Орлеана Игнациус Райлли тучен, малоподвижен, высокомерен и, разменяв четвертый десяток лет, продолжает жить в одной квартире с матерью, находясь на ее иждивении. Его академическая карьера оборвалась в день, когда Игнациус бумажным дождем разбросал из окна своей комнаты в преподавательском общежитии контрольные работы прямо на головы студентов, собравшихся на импровизированный митинг с требованиями наконец их проверить.

Collapse )