Обыкновенный Постмодернизм (postmodernism) wrote,
Обыкновенный Постмодернизм
postmodernism

Category:

О романе "Числа" Виктора Пелевина

marina macolden-Числа-Виктор Пелевин
Автор иллюстрации к роману - marina macolden

Дочитал «Числа», хотя книга «ДПП (НН)» на этом не заканчивается, в комплекте с романом идут ещё одна повесть и несколько рассказов. Это не случайная подборка, а концептуальное собрание – все издания «ДПП (НН)» осуществляются в таком виде. Да и по внутреннему содержанию составные части связаны между собой персонажами, событиями, идеями, как, впрочем, и с другими книгами Виктора Пелевина тоже. Например, Малюта из «Generation "П"» (тот, с которым не очень-то ладил Вавилен Татарский) в «Числах» является, хоть и не главным, но очень значимым персонажем, да и сам Татарский мельком упоминается в тексте. Кроме того, упомянут (опять же, вскользь) космический полигон под Лубянкой, который был основным местом действия романа «Омон Ра» (в свою очередь, само это произведение напрямую связано с микроциклом писателя «Память огненных лет», а также с другими ранними рассказами писателя). Виктор Пелевин, подобно Майклу Муркоку, ткёт свою Вселенную из непохожих друг на друга произведений, что не мешает им гармонично складываются в одну картину мира, которого, если верить самому автору, не существует.

Об этом можно говорить много, но я хотел рассказать непосредственно о самом романе «Числа», долгие годы незаслуженно считавшемся мною неудачным. В первый раз книгу я прочёл сразу же, как она вышла, проглотив, практически не жуя, что, конечно, не могло не отразиться на том, как я её воспринял – никак, посчитав, что это «полный отстой». При повторном прочтении нашёл роман превосходным, хотя и не лишённым некоторых особенностей, не дающих считать его лучшим произведением писателя. Одна из этих особенностей – нарочитая «пикантность», граничащая с пошлостью. Главная сюжетная фабула – противостояние любителя ролевых сексуальных игр и пассивного гомосексуалиста. Противостояние глубинное, на метафизическом уровне, которое ближе к середине повествования переходит в открытое плотское состязание (концептуальные враги становятся реальными любовниками). В результате всех этих чувственно-гендерных игр и финансово-изотерических интриг один из антагонистов погибает от «лингама победы» (в быту – фаллоимитатор). Трагедия победителя в том, что выигрыш для него самого обернулся крахом.

Ни один из романов Пелевина иначе, как исследованием, не назовёшь. Он выбирает тему и глубоко погружает в неё своего читателя, будь то рекламный бизнес («Generation "П"»), солипсизм («Чапаев и Пустота»), отношения автора с его произведением («Т»), вампиризм («Ампир В»). В «Числах» писатель обратил взор на банковское дело в новой России, которое, в соответствии с оригинальным пелевинским взглядом на действительность, оказывается накрепко связано (если не срощено) с сексуальными девиациями, политикой, духовными исканиями, «Книгой Перемен», ФСБ, шоу-бизнесом, рекламой, арт-богемой, современным театральным искусством, и, конечно, с числами. Последние представлены здесь в виде высших сущностей, которым можно поклоняться, что и делают герои романа, каждый по-своему, и каждый – своему числу...

Банкир Степан Михайлов целиком зависит от чисел. «Идея заключить с Семёркой пакт», посетившая его в детстве, превращает Стёпу в числового раба, который молится Тридцати Четырём, ненавидит Сорок Три, опасается Двадцати Девяти и Шестидесяти Шести, радуется Семнадцати… Числомания сделала его человеком, которого собственные страхи загнали в узкий коридор разработанного однажды алгоритма реакций, по этому лабиринту он и носится, поочерёдно наталкиваясь на разные (силовые, духовные, социальные, рекламные, криминальные, сексуальные) зубья одних и тех же граблей. Обратившись к числовым сущностям для того, чтобы сделать свою жизнь проще, он в конце концов превратил её в движение по строго заданному маршруту, на маячки благоприятных чисел. Он словно приобрёл сверхспособность, как в «Матрице», видеть код реальности, находить в нём благоприятные числа, с помощью этого одерживать победы над бытием, но за колонками цифр уже не видно самой реальности, не ощутима сама жизнь. Лишь окончательно потеряв всё, Стёпа сможет обрести свободу и мир, снова начать жить.

Один из последних абзацев романа:
Ощущение весны и того, что чудо где-то рядом, не покидало его всю дорогу. Постепенно оно переросло в спокойную уверенность, что у жизни есть что-то для него в запасе. Иначе откуда было взяться в душе этому радостному предчувствию невозможного?..

Tags: Пелевин, кАРТинки, книги, литература, мои рецензии, по мотивам, чтение
Subscribe
promo postmodernism may 3, 2015 22:02 7
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments