Обыкновенный Постмодернизм (postmodernism) wrote,
Обыкновенный Постмодернизм
postmodernism

Categories:

Трудно быть Богом (943)

кинованна-943 (Трудно быть Богом)

Норма дерьма от Германа
Обозначение фекалий в названии рецензии не говорит о неуважении к Алексею Герману, грандмастеру отечественному кино, а просто выражает суть того, что в фильме происходит. Логический итог всего творчества Алексея Юрьевича – вердикт-приговор человечеству, которого автор великолепных «Проверок на дорогах» под занавес накормил говном. Да простят мне использование этого слова, но я его здесь всего один раз употреблю, а в фильме оно звучит гораздо чаще по самым различным поводам. И не только звучит. Стоит предупредить зрителей с особо тонкой и нежной духовной организацией, что испражнения человеческие на протяжении без малого трёх часов картины придётся лицезреть неоднократно. Впрочем, это не самое страшное. Будут ещё и кровь, кишки, и голые задницы, и гениталии (как человеческие так и животных). Справедливости ради, отмечу, что снято всё это великолепно, как и положено в картинах Германа-старшего, который славился многолетним тщательным «вылизыванием», если допустима такая метафора в данном случае, каждого кадра своих кинолент. А этот фильм, как мы знаем, режиссёр создавал так долго, что даже не успел до конца его озвучить.

Либералы, которые во всей России, кроме дерьма ничего увидеть не могут, радостно покрикивают, что это кино Герман снял о ненавидимой ими Рашке, но, по моему мнению, это не так. Несмотря на то, что в позднем творчестве Германа-старшего явно прослеживаются антисоветские мотивы (а, следовательно, и антироссийские), в своей лебединой песне большой художник, которым, без сомнения, являлся этот режиссёр, не стал бы себя ограничивать национально-геополитическими рамками. А то, что это его последний фильм, он не сомневался, о чём неоднократно говорил в своих интервью. Напоследок Мастер плюнул в лицо всему миру, и цивилизованной Европе тоже, не ограничивая себя исключительно родиной. И плюнул он так же легко и смачно, как это делает любой дворовый пацанёнок, сидящий в подъезде, и как это делают персонажи его фильма. Особенно «по-королевски» получается плеваться у благородного дона Руматы, сверкающие харчки которого то и дело вспарывают чёрно-белое, как и положено «по Герману», экранное пространство.

Если кто-то вдруг, по простоте душевной, думает, что фильм является экранизацией Стругацких – забудьте об этом! Как бы ни измывались над литературным материалом братьев-фантастов Тарковский или Бондарчук, оказалось, что до настоящего Мастера им очень далеко. Это удивительное ощущение – то же название («Трудно быть Богом»), те же имена персонажей и географические названия, та же эпоха (Средневековье), а в совокупности всё совсем другое. Скорее, это иллюстрация к роману Владимира Сорокина «Норма», в котором каждый житель условной страны, подозрительно похожей на советскую, ежедневно получал паёк, ту самую норму – некую коричневую субстанцию – которую волен был употребить, как ему заблагорассудится, но употребить обязательно! У Владимира Георгиевича, понятно, большинство героев предпочитали свою норму съедать, известно ж «всякое … любит наш народ». У Алексея Юрьевича всё гораздо круче (хотя, казалось бы, что может быть круче Сорокина?): люди живут в этой самой коричневой субстанции: месят её ногами, то и дело падают в неё, лежат, ползают, а иногда и размазывают её по собственному лицу.

Камера, которая уже в «Хрусталёве» начинала жить какой-то своей жизнью, в «ТББ» стала отдельным персонажем. Она провоцирует попавших в поле её зрения на какие-либо поступки, сама при этом безмолвно и бесстрастно всё фиксирует. В неё бесстыдно заглядывают, кривляются перед ней, показываю неприличные жесты, языки, корчат рожи, с ней разговаривают, спорят, а однажды Румата даже в сердцах чуть не отвернул её прочь. Самого же Румату здесь именуют богом, прямо так и говорят ему в лицо «Ты же у нас Бог». Ну, а он после финальной резни озвучивает и само заглавие фильм, загасив этим неожиданно вспыхнувший на мгновение пафос Стругацких. Как же было обойтись без цитируемого на всех перекрёстках демократами «Там, где торжествуют серые, всегда в результате приходят чёрные»? Не обошлось, да, но хрустально-колокольный тон этой фразы тут же намеренно снижается следующей репликой, и сквозь плевки в кулак Румата изрекает «напиши про меня, что Богом быть трудно». Относится это не только и не столько к Румате, сколько к самому Герману.

Конечно, ему трудно быть богом. Быть Творцом с большой буквы, и в конце жизни очутиться в мире, в котором дерьмо – это норма. Тщательно фиксировать все его уродства и изъяны, наблюдать за творимыми здесь непотребствами и ужасами, выкристаллизовывать в красивейшие кадры бесконечные массы грязи, гниющей плоти, мочи, рвоты и прочих выделений. Трудно, грустно и тоскливо быть богом этого мира. Мира, который создал Герман.

ПС: прекрасен средневековый джаз, которым начинается и заканчивается картина.

Режиссер: Алексей Герман
В ролях: Леонид Ярмольник, Юрий Цурило, Наталья Мотева, Александр Чутко, Евгений Герчаков, Александр Ильин, Пётр Меркурьев, Олег Ботин, Константин Быков, Юрий Думчев.

СПИСОК ВСЕХ КИНОВАНН


Tags: 2013, Алексей Герман, Россия, драма, кинованна, мои рецензии, фантастика, экранизация
Subscribe
promo postmodernism may 3, 2015 22:02 7
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments