postmodernism

Categories:

Лаадану — Феминистический язык. Сделано в США. Придумано фантастом

В «Бомборе» выходит книга журналиста и переводчика Дмитрия Казакова «Человек языкатый» об искусственных языках, придуманных людьми. «Афиша Daily» публикует фрагмент книги, посвященный лаадану, — одной из первых попыток создать феминистический язык. Эксперимент не удался, но стал важной вехой в истории артлангов.

Сюзетт Элджин родилась в 1936 году и защитила две диссертации по лингвистике, сначала по английскому языку, потом по языку навахо. До 1980 года она работала преподавателем, развлекаясь сочинением фантастики, а затем полностью ушла в литературу и для серии романов «Родной язык» создала язык лаадан. Особенность его состоит в том, что это язык феминистский.

Элджин, будучи профессионалом высокого уровня, подошла к делу очень серьезно. Она, как и Толкиен, создала не язык для мира, а построила «дом» для своего артланга.

Здесь у нас Америка «ближнего прицела», где в 1991 году якобы принята поправка к Конституции, официально объявляющая женщин существами второго сорта, которым остались два вида деятельности: вынашивание и воспитание детей, а также перевод. Группа дам, входящая в движение сопротивления, создает особый, женский, подпольный язык, который должен помочь вырваться из цепей гнусного мужского доминирования.

Героиня у нас лингвист, специалист по коммуникациям с инопланетянами.

Как писала сама Элджин, «существующие человеческие языки не годятся для того, чтобы выразить восприятие женщины».

И она создала такой язык, используя все знания и весь опыт ученого-лингвиста. Она протестировала несколько вариантов, и один из них появился в первом романе серии в 1984-м. Через год в США небольшим тиражом вышла книга «Первый словарь и грамматика лаадана», в словаре оказалось более тысячи корней, вполне достаточно.

Элджин надеялась, что женщины по всему миру оценят ее усилия, возьмут ее конланг и начнут использовать, и для этого социального эксперимента она установила себе лаг в десять лет с момента выхода первой книги, то есть до 1994-го. Да, возникла небольшая группа поклонниц языка, так называемая Laadan Network, они обменивались письмами на лаадане, писали на нем стихи… но широкого распространения он не получил.

В 1988 году Общество продвижения и изучения научной фантастики выпустило второе издание грамматики и словаря лаадана, дополнив его компакт-диском с аудиоматериалами. Появились еще два романа (первый именовался, как и весь цикл, «Родной язык»): «Роза Иуды» и «Песнь Земли».

Но дальше дело не пошло, маленькие группы поклонниц возникали и распадались. Лесбийское сообщество вообще обвинило Элджин в том, что она против женского гомосексуализма, поскольку в языке «нет ничего об этом несомненно прекрасном явлении».

Так что в 1994 году она была вынуждена объявить, что эксперимент провалился, с горечью заметив, что подчеркнуто мужской военный язык клингонов, о котором речь впереди, процветает, в то время как ее собственное детище влачит жалкое существование.

Но лаадан не умер, он живет в cети, и поклонницы у него есть до сих пор, хотя создательница языка умерла в 2015 году. Он даже оказал некоторое воздействие на один из рацлангов, а именно на ложбан: для последнего из лаадана заимствовали систему маркеров, которые отражают эмоции говорящего в момент речи, хотя в соответствии с тенденциями своего конланга ложбанисты сделали ее невероятно точной, детальной, но громоздкой и очень неудобной.

Сам лаадан обладает совсем иными характеристиками.

Он, как мы уже говорили, нацелен в первую очередь на выражение мыслей женщины и, по замыслу автора, учитывает особенности женской психологии и поведения. Отражается это во всем, начиная с лексики; целая группа слов, например, посвящена менструации и ее аспектам:

Osháana

«менструировать»;

Ásháana

«менструировать весело»;

Elasháana

«менструировать в первый раз»;

Desháana

«менструировать раньше срока».


Столь же широкое семантическое поле имеется для таких обстоятельств женской жизни, как менопауза и беременность:

Lawida

«быть беременной»;

Lalewida

«быть беременной весело»;

Lewidan

«быть беременной в первый раз»;

Widazhad

«быть беременной в конце срока и с нетерпением ждать родов».


Существуют интересные слова, которые вряд ли можно встретить в естественных языках:

Radiidin

«не-праздник»: день вроде бы праздничный, но на самом деле тяжелый по причине большого количества работы и подготовки, которые выматывают страшно; особенно когда много гостей и никто из них не помогает;

Rathóo

«не-гость»: некто, кто приходит в гости, зная отлично, что его или ее там вовсе не ждут и что визит создает проблемы;

Ramimelh

«удерживаться от вопроса»: не просто так, но со злыми намерениями, особенно в той ситуации, когда очевидно, что некто очевидно хочет, чтобы его о чем‑то спросили;

Bina

«гнев без причины»: когда некого обвинить, но в то же время не бесплодный;

Áayáa

«таинственная любовь»: неясно пока, к добру она или к худу.


По всей видимости, Элджин считала, что именно такой лексикон подходит женщинам.

Сюзетт Элджин тщательно разработала разные описания эмоций, отношений, причин и намерений (которые могут и не выглядеть причинами и намерениями для типичных представителей мужского пола). Она также встроила в синтаксис выражение намерений говорящего, так что каждое предложение начинается со слова, определяющего, что именно это будет: утверждение, вопрос, команда, просьба, обещание, предупреждение, и это слово модифицируется окончанием, которое указывает, произнесено это нейтрально, в гневе, с переживанием боли, в страхе, в любви, в шутку, как поздравление, как часть рассказа или урока. Иными словами, лаадан позволяет выразить то, что обычно определяется контекстом, жестами, тоном или выражением лица. А заканчивается предложение эвиденциальным маркером или «частицей свидетельства», которые обозначают надежность высказывания. 

Вот хороший пример (частица bíi — знак того, что перед нами утверждения, mehada — форма глагола «смеяться» для множественного числа, ben — местоимение «они»):

Bíi mehada ben wa

«Они смеются, и я знаю это, поскольку воспринимала это сама»;

Bíi mehada ben wi

«Они смеются, и я знаю это, поскольку это очевидно всем»;

Bíi mehada ben we

«Они смеются, и я знаю это, поскольку видела это во сне»;

Bíi mehada ben wáa

«Они смеются, и я предполагаю, что это правда, поскольку доверяю источнику информации»;

Bíi mehada ben waá

«Они смеются, и я предполагаю, что это ложь, поскольку я не доверяю источнику информации»;

Bíi mehada ben wo

«Они смеются, и я вообразила это, это лишь гипотеза»;

Bíi mehada ben wóo

«Они смеются, и мне не хватает информации о том, правда это или ложь».


Выглядит экзотично, но тут очевидно влияние индейских языков, которыми Элджин занималась как лингвист; в некоторых наречиях Северной Америки эвиденциальные маркеры встречаются, хотя их система гораздо проще: «я видел это сам», «мне об этом рассказали», «все это знают».

Естественно, что создательница артланга вложила в свое творение не только идеи феминизма, но и собственные языковые предпочтения. Из того же навахо она позаимствовала пейоративную (уничижительную) частицу, которая меняет смысл слова: awith («дитя») превращается в awithelh («проклятое дитя»).

В лаадане нет различия между глаголом и прилагательным, нет артиклей, в системе местоимений нет различия между мужскими и женскими формами (то есть «он» и «она» обозначаются одним словом). Он не требует глагола-связки, который обязателен, например, в английском или испанском.

Все это — чужеродные для носителей основных западных языков черты.

А если прибавить сюда тональность (в языке два тона, низкий, или обычный, и высокий, который произносится как ударный и обозначается на письме дополнительным символом) и отсутствие многих широко распространенных в европейских языках звуков (p, t, k, g, s), то легко понять, почему лаадан не снискал популярности: он выглядел слишком странным, да еще и имел четкую гендерную ориентацию, что не всегда позитивно воспринималось даже женщинами. Ну а эпоха всеобщей толерантности в то время, когда Элджин создавала свой артланг, еще не наступила.

Структура предложения очень строгая: частица высказывания (определяет его статус) — частица времени (прошлое, настоящее, будущее, условное; интересно, что ее отсутствие говорит о том, что предложение произносится в том же времени, что и предыдущее) — собственно утверждение (глагол-подлежащее-прямое дополнение) — эвиденциальный маркер.

Оттенки значения передаются аффиксами, то есть язык агглютинирующий. Вот пример:

Bíi ril lámála with ruleth wa.

Дословный перевод:

«Утверждение — настоящее время — гладить женщина кошку — правда, поскольку было воспринято мной».

Литературный перевод:

«Я видела, что женщина гладит кошку» или «Женщина гладит кошку».

Источник: daily.afisha.ru

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 7
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded