postmodernism

Categories:

7 великих японских романов эпохи модерна — которые давно пора перевести на русский язык

Коллективный портрет членов литературного объединения «Сиракаба»
Коллективный портрет членов литературного объединения «Сиракаба»

Недавно было объявлено о возобновлении «Japanese Literature Publishing Project» — в ближайшее время будут переведены на русский язык и опубликованы многие ранее не издававшиеся у нас произведения как японских классиков, так и современных писателей. Постоянный автор «Дискурса» и специалист по японской литературе Павел Соколов рассказывает о 7 великих японских романах эпохи модерна, которые давно пора перевести на русский язык.

Мори Огай «Vita Sexualis», 1909

Роман писателя, поэта, переводчика и по совместительству генерала Военно-медицинской службы Мори Огая был запрещен в год публикации японской цензурой. Не помогли ни авторитет автора, ни заслуги на военном поприще. Причина — излишний эротизм и откровенные сцены. Скорее всего, господа цензоры ограничились чтением названия.

В реальности роман был реакцией на излишний натурализм грубой эго-беллетристики в жанре «ватакуси сёсэцу» (повести о себе), ставшем к тому моменту основным для японской литературы. Писатели-натуралисты описывали свою личную жизнь во всех деталях, полагая, что автор может достоверно описать исключительно себя и свое окружение. «Vita Sexualis» также формально принадлежит к этому жанру, который, несмотря на критику со стороны некоторых видных литераторов (в т. ч.  неоромантиков, о которых мы упомянем ниже), успешно дожил до наших дней — многие шедевры японской литературы были написаны в виде эго-романов. 

Классик японской литературы Мори Огай использовал оружие эго-беллетристов против них самих. Да, этот роман использует многие приемы «ватакуси сёсэцу», но одновременно переигрывает и пародирует их. Да, Огай откровенно пишет о себе (главный герой, как и сам автор учился в Германии, неудачно женился и развелся), но при этом на себе не зациклен. Огай описывает сексуальное становление своего альтер-эго c 6 лет до 21 года, и приходит к выводу, что проблемы пола не заслуживают особого внимания.

Нагаи Кафу«Язвительная усмешка», 1910

Нагаи Кафу был одним из наиболее ярких и влиятельных японских писателей-модернистов начала века. Дебютировал он еще в 1902 году повестью «Цветы ада», после чего уехал из Японии и несколько лет прожил в США и Европе. Его сборник новелл «Рассказы об Америке», вышедший в 1908 году, стал настоящей сенсацией и вывел Кафу в ряды литературных лидеров своего поколения. Благосклонно отзывался о нем и Мори Огай. Именно к Нагаи Кафу пошел за «благословением» молодой Дзъюнтиро Танидзаки, с которым они в итоге возглавили так называемую «школу неоромантиков», резко противопоставлявшую себя лагерю натуралистов.

Творчество Кафу оказало значительное влияние на современников, однако почему-то его произведения не переводили в советское время. Только одна новелла вышла в сборнике японских рассказов в 1961 году, а после — долгое молчание. Лишь в 2005 году несколько новелл из «Рассказов об Америке» было напечатано в книге Ксении Саниной «На перепутье двух миров: Кросскультурные связи в литературе японского неоромантизма», а в 2006 году в издательстве «Азбука» отдельной книгой вышел роман «Соперницы» (перевод Ирины Мельниковой). Вот и все на данный момент.

В «Язвительной усмешке» Кафу применил все свои тогдашние наработки: здесь и тонкий психологизм, и яркие характеры, и удивительно живой поэтический язык. Роман этот не так известен, как «Соперницы», но он более чем достоин внимания российского читателя, как и все творчество практически неизвестного у нас гения эпохи модерна.

Нацумэ Сосэки «Свет и тьма», 1916 (не был завершен)

Нацумэ Сосэки для японцев значит примерно то же, что для нас Чехов или Толстой: классик из классиков. Учитель  Акутагавы. Один из родоначальников современной японской литературы, чье изображение два десятка лет украшало ассигнацию номиналом в 1000 иен. Вообще, на русский язык переведены почти все его главные произведения. Дебютный роман Сосэки «Ваш покорный слуга кот» перевел на русский Аркадий Стругацкий, а роман «Сердце» — сам академик Конрад. В этом году в издательстве «Гиперион» вышел сборник, в который вошли повесть «Изголовье из трав», рассказы и трехстишия разных лет.

Но вот последний роман японского классика переведен на русский язык так и не был. Он принадлежит к особому роду литературы — это неоконченное произведение. «Свет и тьму» можно смело поставить в один ряд с «Замком» Кафки, «Человеком без свойств» Музиля и другими шедеврами эпохи модерна. Сюжет «Света и тьмы» незамысловат: жена подозревает, что ее муж любит другую женщину, собственно, так оно и есть. Главный герой Цуда не может забыть свою прежнюю любовь…

Наоя Сига «Путь в ночном мраке», 1921–1937

Литературное объединение «Сиракаба», или «Белая берёза», поставила своеобразный рекорд по длительности существования среди разного рода японских модернистских течений начала века. Оно существовало целых 13 лет: с 1910 по 1923 год. В разное время в него входили такие писатели, как Такэо Арисима, Санэацу Мусянокодзи, Тон Сатоми и Янаги Мунэёси (особенно у нас известен первый из них — на русском языке вышли его роман «Женщина» и новелла «Потомок Каина»). Наоя Сига был одной из центральных фигур «Белой берёзы». Но на русском вышла всего пара рассказов. И всё.

Роман «Путь в ночном мраке» был задуман еще в начале 1910-х, но первые главы из него были опубликованы лишь в 1921 году. Затем он выходил частями в журнале социалистов «Реконструкция» вплоть до 1928 года, после чего Наоя Сига забросил свое детище. Вернулся он к нему лишь 10 лет спустя. В 1937 году «Путь в ночном мраке» был закончен, последняя его четвертая часть пыла напечатана все в том же журнале. Отдельным изданием роман вышел лишь после Второй мировой войны.

Данная книга во многом автобиографична, она отображает метания «растерянного поколения», к коему принадлежал и сам Наоя. Не все смогли справиться с теми изменениями, что потрясли японское общество в начале века. В 1923 году совершил двойное самоубийство друг и соратник Сига по объединению Такэо Арисима, в 1927 году покончил с собой Акутагава Рюноскэ — так что название романа само по себе отображает «путь в ночном мраке» этого яркого поколения.

Симадзаки Тосон«Перед рассветом», 1929–1935

Имя Симадзаки Тосона стоит для японцев в одном ряду с именами Сосэки, Огая и других классиков начала прошлого века. Именно Тосон был одним из тех литературных революционеров, утвердивших в Японии поэзию новых форм («синтайси»), которая потеснила традиционные танка и хайку еще в 1890-е годы. Однако уже в начале 1900-х годов Тосон навсегда порвал с поэзией, полностью переключившись на прозу. Такие его романы, как «Нарушенный завет» и «Семья» (кстати, они переведены на русский), вошли в школьную и университетскую программы.

К сожалению, главное произведение классика, историческая эпопея «Перед рассветом», рассказывающая о периоде с 1853 по 1867 гг, так и не вышла на русском языке. Будем надеяться, что эта несправедливость будет исправлена в ближайшем будущем, ведь сам автор еще застал участников и свидетелей Реставрации Мэйдзи, так что можно сказать, что книга писалась если не по горячим, то по теплым следам.

Ёкомицу Риити ​«Шанхай», 1928–1931

Ёкомицу в СССР не любили. И формально было за что: ведь он выступил с резкой критикой японской пролетарской литературы (а в военные годы встал на сторону ура-патриотов), после чего и был занесен в СССР в список идеологических врагов (кстати, как и Мисима). В итоге, первые переводы его знаменитых прозаических миниатюр вышли лишь во втором номере журнала «Иностранная литература» за 2012 год. Это при том, что Ёкомицу умер в 1947 году, а Советский Союз развалился в 1991. Вот и считайте. Того же Мисиму перевели практически моментально: легендарный однотомник в серии «Ex Libris» вышел спустя два года после краха СССР. Кстати, переводчиком и автором предисловия к книге был Григорий Чхартишвили (более известный как Борис Акунин). 

Ёкомицу входил в группу неосенсуалистов, выступавшую за антиидеологизм и создание чистой литературы «без фальсификации действительности». Именно Ёкомицу внедрил повествование от «четвертого лица», то есть особый модус повествования, не сводимый ни к 1-му, ни к 3-му лицу.

Роман «Шанхай» — одно из главных модернистских произведений японской литературы. В нем Риити Ёкомицу применил все свои теоретические и практические наработки. В книге рассказывается о японцах, живущих в иностранном сеттльменте в Шанхае (он жил по своим законам и имел особый юридический статус) накануне Инцидента 30-го мая 1925 года (тогда полиция открыла огонь по китайским демонстрантам, выступавших против засилия иностранцев в раздираемой на части молодой Китайской Республике).

В 1937 году Ёкомицу Риити выпустил вторую редакцию романа, не столь модернисткую, как первая. Время требовало более понятного искусства (кстати, в тот год началась Вторая японо-китайская война).

Юмэно Кюсаку ​«Dogra Magra», 1935

Если у Ёкомицу перевели хотя бы прозаические новеллы, пусть и относительно недавно, то у Юмэно Кюсаку на русском языке не вышло вообще ничего.

Биография его заслуживает отдельного абзаца: родился он в семье главы ультранационалистической организации Гэнъёся. В 37 лет неожиданно для всех увлекается буддизмом, но, пробыв в монастыре пару лет, возвращается в мир и посвящает свою жизнь литературному творчеству. Особенно он вдохновлялся театром Но, фрейдистким психоанализом и работами сюрреалистов. Вот такой взрывной коктейль.

Лучшую свою работу, авангардный готический роман «Dogra Magra» (даже не пытайтесь найти перевод названия, это еще одна сюрреалистическая шарада), Кюсаку написал (вернее, закончил — работал над ним он целых 10 лет) за год до смерти. Он умер в 1936 году в возрасте 47 лет. «Dogra Magra» — также один из первых образцов японской научной фантастики. Главный герой приходит в себя в госпитале. У него амнезия, и врачи решают провести ряд психологических экспериментов, чтобы вернуть ему память. В 1988 году режиссер Тосио Мацумото снял по книге полнометражный фильм. Впрочем, данная картина, как и роман-первоисточник, практически неизвестны в России.

PS. Будем надеяться, что переводчики обратят внимание на эти пока непереведенные романы. Японская литература эпохи модерна многогранна, и русскоязычного читателя ждет еще множество ярких имен.

Источник: discours.io

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 7
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded 

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →