January 12th, 2021

promo postmodernism май 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Почему «Сговор остолопов» — лучшая в мире книга о судьбе гуманитария

Написанный в начале шестидесятых годов сатирический роман «Сговор остолопов» о приключениях выпускника философского факультета Игнациуса Райлли, лентяя, обжоры, фантазера и традиционалиста, придумывающего фантасмагорические проекты переустройства общества, принес его создателю, американскому писателю Джону Кеннеди Тулу, посмертную славу и Пулитцеровскую премию. В России эта книга, впервые переведенная и изданная «Эксмо» еще в 2003 году и выдержавшая с тех пор несколько переизданий, по каким-то причинам до сих пор так и не приобрела статуса влиятельной классики, хотя отечественные гуманитарии могли бы узнать себя в гротескных чертах ее героя с не меньшей точностью, чем студенты Гарварда или Йеля. В рамках рубрики «Хорошие старые книги, которые никто не читал» Роман Королев рассказывает об этом упоительно смешном произведении и трагической судьбе его автора.

Когда на свете появляется истинный гений, вы можете узнать его вот по этому признаку: все остолопы вступают против него в сговор.
Джонатан Свифт. «Мысли по различным поводам, как поучительным, так и забавным»

«Верю ли я тому тотальному извращению, коему становлюсь свидетелем?»

Специалист в области средневековой философии из Нового Орлеана Игнациус Райлли тучен, малоподвижен, высокомерен и, разменяв четвертый десяток лет, продолжает жить в одной квартире с матерью, находясь на ее иждивении. Его академическая карьера оборвалась в день, когда Игнациус бумажным дождем разбросал из окна своей комнаты в преподавательском общежитии контрольные работы прямо на головы студентов, собравшихся на импровизированный митинг с требованиями наконец их проверить.

Collapse )

Вечное «Сияние» Стэнли Кубрика

Кино об изоляции, ужасе повторов и конфликте зрения и слова. По лабиринтам классического хоррора бродит Василий Покровский.

2010-е закончились для кино печальной констатацией: за прошедшее десятилетие так и не сформировалось явления, сопоставимого с «медленным» кино или румынской волной. Вместо этого произошел заметный поворот к жанрам — главным образом к хоррору и в меньшей степени супергероике. Были даже попытки нащупать особый тип хоррора — постхоррор (он же «elevated», то есть «возвышенный» или «благородный» хоррор). Его характерные особенности — отказ от привычного жанрового инструментария, подчеркнуто авторская интонация, драматическая нюансировка и сравнительно медленный темп повествования (такие фильмы еще называют «слоубернерами»).

«Сияние». Реж. Стэнли Кубрик. 1980
«Сияние». Реж. Стэнли Кубрик. 1980

Впрочем, быстро стало ясно, что постхоррору столько же лет, сколько и хоррору обыкновенному. Да и есть ли вообще смысл говорить об особой прослойке «авторских» хорроров, если иные студийные картины — например, работы Джеймса Вана или Майка Флэнегана — могут быть не менее авторскими, чем фильмы независимых режиссеров. Если обратиться к истории вопроса, то можно вспомнить и то, что многие из законодателей мод в жанре — например, «Ребенок Розмари» или «Сияние» — сняты в пределах большой студийной системы. Как ни странно, для разговора о хорроре рубеж десятилетий важен по другой причине — из-за начала пандемии коронавируса, которую не смог предсказать ни один из новейших ужастиков, хотя все они так или иначе существуют за счет страхов и тревог поколения. Даже те фильмы, которые эксплуатировали смертельные болезни в качестве движущей силы (скажем, «Оно приходит ночью» Трея Эдварда Шульца), оказались далеки от событий 2020 года.

Collapse )