November 7th, 2019

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

ZAVODчанка Наталья Севастьянова — эффектная красавица из ЦОБа


Наталья Севастьянова работает ведущим специалистом в Центре обслуживания бизнеса (ЦОБ) — камазовском дочернем предприятии.

Collapse )

Источник: KAMAZ-online

«Джокер» — человек, который не смеется

Артур Флек — начинающий комик в безрадостном Готэме 1980-х. Искреннее желание психически нездорового Артура развлекать людей встречает лишь жестокость и насмешки. Но он решает заставить целый город улыбаться, даже если ему придётся нарисовать улыбки кровью.

«Почему ты не смеёшься?» — спрашивает Джокер у Бэтмена в финале комикса «Убийственная шутка». «Потому что я уже слышал эту шутку, — отвечает Тёмный рыцарь. — И в первый раз было не смешно!»

Не всем дано быть смешными. Даже хорошая шутка не работает в вакууме — ей нужна аудитория, которая её оценит, а аудиторию надо уметь расположить к себе. Артур Флек так хотел смешить людей, что даже пошёл работать клоуном, но одного желания для успеха недостаточно. Он психически болен, принимает множество препаратов и страдает приступами неконтролируемого смеха, сбивающего с толку окружающих. Артур плохо социализирован, застенчив, вынужден ухаживать за больной матерью и посещать психиатра, который выписывает ему необходимые лекарства. Действительно, веселью здесь взяться неоткуда.

Collapse )

5 книг о народных верованиях — рекомендует кандидат филологических наук Варвара Добровольская

В рекомендованной подборке книг можно узнать, где найти анализ русского народного фольклора с точки зрения здравого смысла, что почитать о суевериях русского дворянства и о том, как христианская доктрина повлияла на трансформацию народных верований.

1. П. Пузино «Взгляд на суеверия и предрассудки Поликарпа Пузины» СПб., Типография Императорской Российской Академии. 1834 г.

Эта книга не просто свод всевозможных суеверных представлений русских людей, но и попытка объяснить многие из них с точки зрения здравого смысла. Она появилась не случайно, поскольку именно начало XIX века стало временем, когда приметы и поверья, снотолкования и гаданиям распространены во всех слоях общества привлекли внимание исследователей. Отрицательное отношение к суевериям, которое было характерно для дворянского просветительства XVIII века, в начале XIX столетия сменилось их оправданием, что связано, прежде всего, с внимание романтизма к жизни «простого человека». Ю.М. Лотман писал о том, что именно эпоха романтизма обратившись к специфике народного сознания «реабилитировала народные "суеверия", увидев в них поэзию и выражение народной души».

Collapse )

Николас Кейдж в трейлере фильма «Цвет из иных миров» по Говарду Лавкрафту

Кинокомпания RLJE Films выложила первый трейлер фильма «Цвет из иных миров» по рассказу Говарда Ф.Лавкрафта, главную роль в котором сыграл Николас Кейдж.

По сюжету у дома Нейтана Гарднера (Кейдж) и его семьи падает метеорит, который озаряет все загадочным лиловым светом. После этого жизнь обитателей дома меняется, и они начинают видеть странные вещи. Вместе с Кейджем в фильме сыграли К'Орианка Килчер и Джоли Ричардсон. Снял картину Ричард Стэнли (ужастик «Тело»), спродюсировали Дэниел Ноа, Джош С.Уоллер и Лиза Уэйлен, работавшие над фильмом «Мэнди» (в нем также снялся Кейдж), и Элайджа Вуд.

Collapse )

Вышел «Доктор Сон» — продолжение легендарного «Сияния» о повзрослевшем Дэнни Торренсе

В прокат вышел «Доктор Сон» — экранизация романа Стивена Кинга и продолжение легендарного «Сияния». Уже взрослый Дэнни Торренс (Юэн Макгрегор) начинает походить на отца: он пьет и все время думает о прошлом, его дар — «сияние» — почти исчез. Однако герой решается противостоять злым колдунам, которые охотятся за другими «сияющими» детьми. Кинокритик Антон Долин рассказывает, почему режиссеру Майку Флэнегану не удалось примирить Стивена Кинга со Стэнли Кубриком и отчего его картина получилась фальшивой.

На этот фильм с самого начала было возложено столько надежд и ответственности, что шансов на успех было мало. С другой стороны, спасибо за попытку. 

«Доктор Сон» — не просто экранизация очередного романа Стивена Кинга, главного хоррормейкера планеты, чьи лучшие годы позади (хотя время от времени он все еще выдает шедевральные тексты). Это продолжение «Сияния» — краеугольного камня в каноне ужаса, как литературного, так и кинематографического. Невзирая на растущую репутацию и некоторую фанатскую базу вокруг американского режиссера Майка Флэнегана — создателя «Окулуса», «Тишины» и выходивших на Netflix «Призраков дома на холме», — задача оказалась слишком сложной даже для него. 

Collapse )

Поднимите ваши веки — Топ-5 новых хорроров из Торонто

Еврейская версия «Вия», Николас Кейдж в экранизации Лавкрафта, болливудские «Челюсти», двоюродная сестра «Кэрри» и дальний родственник «Пилы».

Рассказываем о пяти лучших фильмах ужасов, представленных на кинофестивале Торонто в жанровой секции Midnight Madness, которые пора начинать требовать у российских прокатчиков прямо сейчас.

1. Бдение / The Vigil

Молодого еврея из современного Нью-Йорка гложет чувство вины: когда-то он не смог защитить младшего брата от гопников-антисемитов. Травма другого героя — лица которого мы не видим — еще страшнее: судя по флешбэку, с которого начинается фильм, во время войны фашисты заставили его застрелить собственную возлюбленную. И вот эти двое встречаются. Тот, что старше, лежит в гробу, накрытый простыней. А тот, что помладше, согласился провести с трупом ночь, отгоняя от тела злых духов. Такой ритуал в иудаизме действительно существует и называется «шемира». А герой в нем выступает, соответственно, «шомером». Все практически как у Гоголя!

Collapse )

«Замок» Алексея Балабанова — В ожидании Кламма

Антон Долин — об экранизации романа Кафки, которую сам Балабанов считал не слишком удачной.

Балабанов как-то назвал «Замок» самым неудачным своим фильмом. Единственным, за который стыдно. Был, по обыкновению, лапидарен, дальше гадайте сами. Наверняка есть простейшее объяснение, но было бы здорово так его и не узнать. В этом фильме в самом деле есть какое-то несовершенство, столь редкое для Балабанова, — но именно этим он ценен. Здесь виден и ощутим автор, ранимый и незащищенный (хотя казалось бы: экранизация). И даже чудится в лице Николая Стоцкого — актера, о выборе которого режиссер потом жалел, — что-то неуловимо балабановское.

Землемер здесь — не скрытный и беспокойный чужестранец, как в снятой тремя годами позже киноверсии Михаэля Ханеке, а «очарованный странник». (Как забыть роль, прославившую актера, в лубочном «Левше» Сергея Овчарова? Лесков всегда был в числе любимых писателей Балабанова.) Прямолинейный и хамоватый идеалист смахивает на шварцевского Ланцелота, пришедшего в сказочную деревню под управлением Замка. Это черное каменное чудище с холма является Землемеру исключительно во сне. Там же из снежно-пенного варева у подножья Замка вдруг встает, отряхиваясь, гигантская птица, темная и явно хищная: чем не Дракон? Но этот Землемер всегда готов к битве: недаром одного из немногих своих союзников, мальчишку Ханса, обещает научить драться на палках.

Collapse )

Камю и Бармаглот — Книги и чтение в сериале «Фарго»

Если сценарий сериала «Фарго» опубликовать в виде книги, на каждой странице придется делать сноски. Конечно, прежде всего это стильная криминальная драма, смотреть ее с «Википедией» в соседней вкладке необязательно, и все же трудно не удивиться, как огромен мир сериала: в каждом эпизоде создатель шоу Ной Хоули и его соавторы обращаются к новым и новым контекстам — историческим, религиозным, культурным и прочим. В этом материале — о реальных и вымышленных литературных произведениях, на которые ссылается «Фарго».

Книжная полка Молли Солверсон

Важнейший сюжет во втором сезоне — борьба двух семей: полицейская династия Солверсонов против криминального клана Герхардтов. Это не только физическая вражда, но и война ценностей: в одном доме царят раздор и ненависть, в другом — любовь и забота. Детские книги в доме Солверсонов — показатель заботы: вообразить себе мафиозного патриарха Отто Герхардта, читающего вслух маленьким сыновьям, невозможно. Мы помним из первого сезона, что Молли, дочь офицера Лу Солверсона, пойдет по его стопам и станет помощницей шерифа: совместное чтение с отцом можно назвать символом семейной преемственности.

Сами книги неизвестны в России, но хорошо знакомы американским зрителям, и их появление в кадре, судя по отзывам в интернете, вызывает у публики чувство ностальгии (вероятно, это и был критерий, по которому они отбирались; едва ли дело в сюжетных параллелях). На протяжении второго сезона Молли слушает «Five Little Peppers and How They Grew» — повесть Маргарет Сидни о бедной, но дружной многодетной семье Пеппер. Книга вышла в 1881 году; в последующие 35 лет Сидни написала 11 продолжений.

Collapse )

Великие исследователи — 12 фильмов о реальных ученых

Canal+ [fr]
Canal+ [fr]

Их мозг устроен особенно, их воля и желание узнавать невероятны и непостижимы. Мы можем только догадываться, что происходит в их жизни, спрятанной за научными трудами и открытиями. Или подглядеть в фильмах, снятых по их мемуарам или воспоминаниям их близких.

Одиссея / L'odyssée

Жак-Ив Кусто еще мальчишкой полюбил плавать и море. Вода и погружение в нее стали его страстью. Он нырял с маской и ластами, изобрел и испытал акваланг, исследовал дно моря и его обителей, разработал первую в мире подводную телевизионную систему. Его судно «Калипсо» и маленькая желтая подводная лодка — негласные символы океана и ученых, которые его исследуют. Он был первопроходец, покоритель, мечтатель и бунтарь. Премьера фильма о нем в России назначена на 1 декабря 2016 года, и океаны Кусто — то, что точно стоит посмотреть на большом экране.

Collapse )