September 10th, 2019

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Режимы чтения научной фантастики — филолог Артем Зубов о неологизмах в научной фантастике

Когда говорят о научной фантастике, всегда имеются в виду два разных уровня. С одной стороны, есть макроуровень — это взгляд на жанр с высоты птичьего полета. Взгляд как на по-настоящему большой социальный институт, в котором взаимодействуют разные агенты или разные инстанции — это инстанция писателя, издателя, читателя, критика, ученого, историка литературы, педагога.

Макроуровень хорош тем, что мы можем увидеть, как те или иные тексты взаимодействуют с разными агентами, каким смыслом они наполняются в зависимости от своего нахождения в этой системе и как они воспринимаются.

Но есть и микроуровень — это уровень непосредственного контакта конкретного читателя с конкретным текстом. И здесь перед исследователями возникает ряд по-настоящему интересных вопросов: «Как конкретный текст воздействует на нас?», «Какой эффект оказывает на нас тот или иной научно-фантастический роман?», «Воспринимаем ли мы научную фантастику как-то по-особенному, в отличие от текстов детективного или готического жанра?». Ответов на эти вопросы множество, и я перечислю лишь несколько.

Collapse )

Особенности диагностики — через десять лет невозможно будет отличить аутиста от обычного человека

Из-за размывания диагностических критериев современные аутисты намного меньше отличаются от обычных людей, чем пятьдесят лет назад.

Аутизм, или расстройства аутистического спектра, сейчас диагностируют всё чаще. Если в США, например, в 1966 распространение аутизма равнялось по статистике в среднем 0,05%, то сейчас – уже целых 2%. Но это в среднем и по целой стране, а в некоторых местах прирост аутизма просто ошеломляет: скажем, в канадской провинции Монтережи распространённость расстройств аутистического спектра с 2000 выросла аж на 24%.

Но дело тут не в том, что люди и впрямь стали чаще страдать от аутизма, а в особенностях диагностики. И не то чтобы диагнозы стали ставить точнее, просто изменился сам подход к критериям аутизма. Об этом в JAMA Psychiatry пишут исследователи из Университета Копенгагена, Монреальского университета и других научных центров Дании, Франции и Канады.

Collapse )

Когда теплая ладонь автора касается твоего сердца… — о «Никогде» Нила Геймана

Многие мои друзья считают, что чтение фантастики – «пустое» дело, а люди, любящие этот жанр – бездельники и обманщики. Но мне кажется, что между фантазиями и ложью ‒ огромная разница. Маленькие дети часто представляют, что их родители – суперагенты или волшебники, которые умеют летать и готовить «завтрак пришельцев». Это нельзя считать враньём. Выдумки абсолютно безобидны, чего не скажешь о вранье. Вообще все люди могут фантазировать, но не все считают нужным тратить время на «глупые выдумки». А мне кажется, когда читаешь книги с элементами фантастики, часто возникает желание проанализировать свою жизнь и заглянуть внутрь себя.

«Никогде» Нила Геймана затягивает с первых страниц, и меня уносит в далёкий дождливый Лондон. Я никогда не была в Англии, поэтому мне очень интересно читать про англичан, их характеры, обычаи и происходящие с ними часто смешные ситуации. Лондон прекрасен и удивителен, но таким он кажется только наверху. Под землёй, в «Нижнем Лондоне», среди водопроводных труб живут те, кого жизнь давно выкинула на обочину ‒ бездомные, нищие, люди, озлобившиеся на весь мир, или же те, кто по какой-либо причине захотели покинуть мир. Но не только люди населяют подземный Лондон, но и жуткие, жестокие существа, гоблины, поедающие крыс и обожающие особое лакомство ‒ «человечинку».

Collapse )

«Алиса в Стране чудес» и её адаптации — всё страньше и страньше!

Пожалуй, ни одна детская книжка не оставила столь заметного следа в мировой культуре, как «Алиса в Стране чудес». Она переведена более чем на сто языков и послужила основой для десятков адаптаций, а количество цитат из неё в фильмах и книгах, снятых и написанных за последние полтора века, просто не поддаётся подсчёту. Сотни литературоведов, историков, психологов и философов искали в ней двойное дно и зашифрованный смысл. Сам автор, правда, полагал, что написал просто сказку.

«Алиса в Стране чудес» стала культурным феноменом и навсегда вписала имя своего создателя в золотой фонд английской, да и мировой литературы. Вернее, не имя, а псевдоним — «Льюис Кэрролл», под которым скрывался английский профессор математики Чарльз Лютвидж Доджсон.

Чеширский сказочник

Будущий писатель родился в 1832 году в графстве Чешир и стал первым из одиннадцати детей священника Чарльза Доджсона и его супруги Фрэнсис Джейн Лютвидж. Учиться Чарльз Доджсон-младший начал дома, а затем продолжил образование в частных школах. С ранних лет преподаватели отмечали одарённость мальчика, в особенности, когда речь шла о математике.

Collapse )

Россия оказалась в тройке мировых лидеров — по числу самоубийств

Россия оказалась на третьей строчке рейтинга Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) по числу самоубийств. Доклад опубликован на сайте ВОЗ в преддверии 10 сентября — Дня предотвращения суицидов.

Среднее число доведенных до конца самоубийств в 2016 году в России составило 26,5 случаев на 100 тыс. человек. Больше — у южноамериканской Гайаны (30,2 случая) и у африканского Лесото (28,9). В пятерку также попали Литва (25,6) и Кот-д'Ивуар (23), от которой немного отстает Казахстан (22,8).

При этом по числу суицидов среди мужчин Россия находится на первом месте — 48,3 случая на 100 тыс. граждан. В стране в 6,5 раз больше мужчин-самоубийц, чем женщин (в среднем по миру их больше в 1,8 раза).

Collapse )

6 новых российских сериалов — их жалко пропустить

Отсюда, из осени, особенно хорошо видно, что в российской сериальной индустрии наконец-то случился ренессанс. «Домашний арест», «Звоните ДиКаприо!», «Мертвое озеро», «Обычная женщина», «Содержанки» — у нас появились сериалы, которые интересно смотреть и которые хочется обсуждать. Не все они одинаково прекрасны, но прекрасное есть в каждом — даже в «Мертвом озере» с его испорченным финалом; даже в «Звоните ДиКаприо!», который был бы безупречен, кабы не вечно переигрывающий, страдающий нарциссизмом Александр Петров.

Вообще-то слово «ренессанс» не очень подходит — возрождение ведь подразумевает расцвет в давнем прошлом, завершившийся застоем. У нас же застой наступил сразу же после того, как сериальная отрасль проклюнулась в 1992-м первым российским сериалом «Мелочи жизни». Какое-то время все держалось на вирусе свободы, витавшем в воздухе в девяностые — наши сериалы были неуклюжими, но такими милыми, искренними и настоящими. Расти бы им и расти, но мы все помним, чем обернулись девяностые для страны — почему с сериалами должно было быть иначе?

Collapse )

«Симпсоны» в Средневековье — каким получился сериал «Разочарование»

Netflix выпустил сериал Мэтта Грейнинга «Разочарование», действие которого происходит в мире меча и магии, троллей и принцесс. Чем еще «Разочарование» отличается от «Симпсонов» и «Футурамы»? И сможет ли оно очаровать не только гиков и подписчиков «Страдающего Средневековья»?

«Симпсоны»

Всенародно любимые «Симпсоны» появились во второй половине 1980-х, когда Мэтт Грейнинг — человек из Орегона, работавший на разных работах, последней из которых было рисование комиксов — получил место на телевидении и решил делать сериал про семейку Симпсон. Симпсоны, конечно, не Смиты, в первую сотню самых распространенных фамилий не входят, но их очень много. 

Collapse )

9 хитрых правил по-настоящему захватывающей истории

Приврете маленько, как полагается. Красиво не соврать — истории не рассказать. Но это после.
Фильм «Неуловимые мстители»

Случалось ли вам когда-нибудь взять книгу с полки в магазине и, прочитав несколько страниц, подумать: «Да, скучновато и персонажи как-то не очень, но, думаю, автор очень старался и, возможно, хотел сказать что-то важное, так что я все же куплю эту вещь, прочту и посоветую всем своим друзьям»?
Нет. К счастью, вы жестоки и бессердечны. Так и должно быть. Как читатель вы абсолютно ничего писателю не должны. Вы читаете его книгу исключительно ради собственного удовольствия. Если книга вам не нравится, вы ставите ее обратно на полку и достаете другую.

А как быть, если вы писатель?

Collapse )