May 22nd, 2019

Алексей Сальников — «Я упрямый человек и буду писать, пока не сдохну»

Вышел новый роман Алексея Сальникова «Опосредованно» — об альтернативной реальности, где стихи действуют как наркотики. Екатерина Писарева поговорила с автором о том, чем для него является писательство, и стоит ли вообще отделять поэзию от быта.

— В нулевых вы были участником поэтической студии нижнетагильского поэта Евгения Туренко. Как появилась студия в вашей жизни, и можно ли считать это началом поэтического пути?

— Да, можно считать началом. Сначала я просто писал стихи для себя, это происходило в компании друзей. Я работал в то время в автосервисе и внезапно отдал свои стихи другу, который учился в каком‑то училище, строительном техникуме, где преподавал Туренко. Отдал для того, чтобы он выдал мои стихи за свои. Туренко узнал, что это чужие стихи, обругал друга, но пригласил меня к себе. Я долго его вылавливал, он был человеком дачным и все лето проводил там, поймал его только осенью минут на 15. Он, конечно, обругал стихи, но предложил мне встретиться еще раз. И вот так постепенно, сам того не заметив, я втянулся в эту компашку и превратился отчасти в маргинала.

Collapse )
promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

О вреде искусства плетения

Одна женщина нашла на рубашке мужа женский волос. Не свой. Он нагло выглядывал из-под пуговицы, ярко рыжея на белой ткани. Потом был ещё один – прилипший к носку, третий – на брюках. И ещё, и ещё. В ботинках и, извините, в трусах, на рукаве куртки и за хлястиком пальто, на манжетах, за поясом и даже подмышками — вплёлся в курчавые волосы мужа, да так, что женщина не сразу его заметила. Она складывала все найденные волосы в одно место, а когда их накопилось очень много – сплела верёвку. Ею накрепко привязала мужа к себе. Он очень хотел уйти, но не смог – мешала верёвка. На ней он и повесился.


Дайджест фантастических новостей за 21 мая

Хиты PlayStation доберутся до экранов

Наступление Золотого века телевидения и эры суперблокбастеров принесло дивиденды не только владельцам киностудий и ведущих телеканалов мира, но и поклонникам игровой индустрии. Сначала сотрудничество с американскими продюсерами возобновила компания Nintendo, которая, как казалось, навсегда покинула Фабрику грез после сокрушительного провала «Супербратьев Марио». Теперь стало известно, что компанию нинтендовским героям на кино- и телеэкранах составят персонажи с приставок PlayStation.

Руководство корпорации Sony устало смотреть, как экранизации популярных игр PlayStation погружаются в пучину производственного ада. Если киноадаптация приключенческого экшена Uncharted периодически подает признаки жизни, то фильмы по мотивам Metal Gear Solid и The Last of Us, кажется, окончательно зависли в подвешенном состоянии. Сегодня было объявлено, что Sony больше не будет продавать права на экранизации своих приставочных хитов. Японская корпорация открывает новый отдел для производства собственных кино- и телеадаптаций игровых франшиз.

Collapse )

14 сериалов, финалы которых нас разочаровали

Ты на просмотр тратишь годы, бросаешь спортзал и пивбары, герои сериала поселяются в твоей голове. После этого очень больно и обидно в финале увидеть околесицу, которая перечеркнула все твои мыслимые ожидания и немыслимые страдания.

Внимание! Кроме праведного негодования статья содержит спойлеры!

Декстер (Dexter), 2006 – 2013

Один из самых интригующих сериалов своей эпохи, расписанный с филигранным старанием, оборвался совершенно бесславным образом. Только представь: матерейший маньяк вдруг решает плюнуть на все, инсценирует свою гибель в урагане и становится дауншифтером. Да еще отрастив противоестественную бороду. Ельцин бы сказал, что Декстер устал и мухожук.

Collapse )

Евгений Штейнер. Что такое хорошо — идеология и искусство в раннесоветской детской книге

Вышла книга искусствоведа Евгения Штейнера, посвященная феномену советской детской книги 1920-х — начала 1930-х годов. Автор анализирует революционно-авангардную стратегию и основные художественно-эстетические и духовные стереотипы эпохи на материале, как он выражается, достаточно маргинальном — на иллюстрациях к детским книжкам. С любезного разрешения издателя «Артгид» публикует фрагмент об Эль Лисицком и его книжных экспериментах.

Конструктор. Автопортрет. 1924. Фотомонтаж. Картон, бумага, серебряно-желатиновый отпечаток.
Конструктор. Автопортрет. 1924. Фотомонтаж. Картон, бумага, серебряно-желатиновый отпечаток.

Витебск, местечковый городишко на западе бывшей Российской империи, на рубеже 1920-х стал неожиданно одним из видных художественных центров молодой Советской республики. «Напух Витебск…» — писал в 1922 году в своих «Письмах не о любви» В.  Шкловский. И действительно, внезапный расцвет культурной жизни города похож на стремительное «напухание». Немало крупнейших российских художников того времени работали тогда в Витебске — достаточно назвать лишь Шагала, Лисицкого, Малевича, Фалька, не считая молодых Чашника, Школьника, Хидекеля, Юдина, Нины Коган и прочей местной «талантливой молодежи», восприимчивой к  революционным веяниям. Впрочем, все это длилось недолго…

Collapse )