July 31st, 2015

Чёрная вдова Octo-pussy

Что-то щёлкнуло в моей голове, клацнуло, передвинулось на своё место и остававшийся много лет безответным вопрос получил наглядное объяснение. Оказалось, что Octo-pussy - это не осьминожка, а паучиха. Теперь всё окончательно понятно, сложилась цельная картина, которая больше не вызывает внутреннего дискомфорта.

Я говорю о стихотворении Дины Блон (blon_dina) «Octo-pussy», некоторые строки которого до того, как я увидел эту фотографию, вызывали у меня вопросы. В своё время не задал их автору, а теперь спрашивать уже не у кого. Приходится самостоятельно примерять на её героинь разные образы, устраивая в голове дефиле различных личин. Вот нашлась ещё одна, которая на данный момент мне кажется наиболее подходящей.

ПРЕДУПРЕЖДАЮ желающих прочесть стихотворение целиком: та его часть, что под катом, более откровенна и натуралистична (что поделаешь - таков он, cuntpunk). Это, конечно, не делает стих хуже, но, возможно, особенно чувствительные натуры могут оскорбиться.

Anna Parfenova - ***.jpg
Автор фотографии - Anna Parfenova

Острая шнуровка затянутых вдоль позвонков узлов
ничто по сравнению с болью от врезающихся в душу слов.
Каждый узелок на память
служит основой верёвочной рамы,
что выплетаем мы вокруг себя в течение
жизни, какие уж тут влечения?
Collapse )
promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Сэм Уэллер. О рассказе «Девушка в траурном зале»

Сэм Уэллер. О рассказе «Девушка в траурном зале»Сэм Уэллер - один из двоих составителей, которым мы обязаны антологией «Театр теней». Сам являясь писателем и поклонником творчества Рэя Брэдбери, он собрал других творцов, и довёл проект до удачного завершения, за что ему огромное спасибо! Вот что Уэллер поведал о своей новелле и о главном виновнике выпущенного им сборника:

Когда мне было девятнадцать лет, я работал курьером в фирме доставки цветов в западном предместье Чикаго, где кончаются торговые центры и начинаются фермерские угодья. Как-то морозным субботним утром мне пришлось расставлять цветы в траурном зале в местном бюро похоронных услуг. Я был там один – только я и усопший в открытом гробу. Я взглянул на него, на нее – и этот образ впечатался мне в сознание навсегда. В гробу лежала юная мать с младенцем в руках. Я был потрясен. Я вышел, забрался в кабину своего микроавтобуса и расплакался. С тех пор эта мать и ее ребенок не дают мне покоя.

Именно эти воспоминания легли в основу рассказа «Девушка в траурном зале». Но мне не хотелось просто описывать свои переживания, мне хотелось взглянуть на них сквозь призму фантастики, как делал Рэй Брэдбери в рассказах «Озеро», «Толпа», «Банши» и многих других. Мне хотелось, чтобы моя история зажила собственной жизнью, как это происходит со всеми хорошими историями. И вот тут в голову пришла мысль: что, если ты встретишь любовь всей своей жизни, когда уже ничего нельзя сделать? Когда она умерла?

После этого рассказ написался практически сам собой.

Разумеется, в моем рассказе явно прослеживается влияние «Вина из одуванчиков» Рэя Брэдбери, романа в рассказах, вышедшего в 1957 году. Место действия – маленький американский городок; тема неразделенной любви; элемент волшебства и печали в повседневном существовании; всепоглощающее ощущение меланхолии. Один из моих самых любимых рассказов Брэдбери – «Лебедушка» из «Вина из одуванчиков» (названия рассказов в книге убрали, чтобы закрепить впечатление, что это роман, а не сборник связанных друг с другом рассказов). В «Лебедушке» мужчина встречает женщину, разминувшись с ней во времени на многие десятилетия. Он молод и лишь начинает жить, она стара, и ее бессчетные великолепные дни уже подходят к концу. Моя история раскрывает тему упущенных возможностей и несостоявшихся стыковок с более темной, доведенной до крайности стороны. Двое влюбленных не встретятся никогда. Потому что уже слишком поздно. Один из них мертв.

Сэм Уэллер