June 19th, 2015

По следам истины

Вчера для иллюстрации стиша "Истина" использовал фотографию Кэвина Коррадо (Kevin Corrado), сегодня запощу подборку его сюрреалистических фотографий. Не случайно я выбрал именно его картинку, поскольку фотограф тщательно исследует в своих работах момент истинности и фальшивости реальности. Его сюрреализм ближе, пожалуй к фантастам-психоделикам или постмодернистам. Пелевин, Дик, Берроуз (который Уильям), Уильям же (но уже Гибсон) - вот та ассоциативная ветка, на которую садится в моей голове птица Коррадо.

Её окраска не яркая, и размером она невелика, да и голос имеет не самый выдающийся, но, как птица-Секретарь, она отличается умом и сообразительностью. И всё пытается сообразить - реален этот мир или нет? Или ирреальность - это та же самая реальность, просты мы видим её с другой стороны?

Kevin Corrado
Collapse )
promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Вязь её языка

Она нашла его сама, и по каким-то ей одной понятным признакам выделила среди остальных. По ритму шагов. По запаху мыслей. По потерянной улыбке, которую уже многократно видела до этого без него, но вот, наконец, появился в поле её зрения и сам хозяин…

Она пристально смотрела на него в упор, взгляд этот собирал разрозненные кусочки в целое; пробыв долгое время в разрушенном состоянии, теперь он восстанавливался. Её горячие слова обжигали его, но не сжигали, а рождали заново – и под пеплом, которым был набит карман души, появилась жизнь. Этот зелёный росток быстро превратился в дерево, корни которого впились в её сердце, а зелень — листья, покрытые говорящей вязью — шептали, кричали и плакали на ветру, растолковывая ему всё то, о чём он до сих пор не имел ни малейшего понятия. Это была вязь её языка, красоту которого расплести в доступные его пониманию смыслы было под силу лишь ей одной. В каждой строке, в каждом знаке, в каждом извиве прятались новые миры бесконечной, не известной ему прежде, Вселенной. В их реальность было трудно поверить, миры были слишком юны и капризны, они скрывались от него, не желая показываться, и только одна она могла ловко их найти и вытащить на свет, делая их реальными и для него тоже, даже более реальными, чем всё остальное. Она говорила, что он их создатель, и он верил ей. Верил, но понимал, что без неё никогда даже не узнал бы об их существовании...

Она описывала ему его собственную внешность, и он стал узнавать себя в зеркале, а тот незнакомец, с которым он здесь раньше сталкивался, куда-то исчез. Глядя на себя её глазами, он был потрясён своим великолепием и силой. Он наслаждался красотой «своих» созданий, их грандиозностью, глубиной и бесконечностью. Он нашёл то, чего у него никогда не было, и то, без чего теперь он больше не представлял своей жизни…

Maija Tammi Maija Tammi Maija Tammi Maija Tammi Maija Tammi

Когда она от него отвернулась — он опять потерялся. Но на этот раз его никто не искал. Никто даже не заметил его пропажи, ведь ни для кого, кроме неё, его не существовало…