June 7th, 2015

Мысли штурмовика Империи в увольнительной

Не всем штурмовикам Императора везёт с личной жизнью, как этому счастливчику. Какие, уж, там, дети? Какая семья?! С этой работой даже девчонку постоянную нельзя себе найти. Оно и понятно, месяцами в командировках, на побывку, максимум - на неделю приезжал, а потом опять надолго в космос, охранять рубежи Империи. Гражданин Галактик, мать их! Уроженец столицы, я бываю дома, если повезёт, месяц в году, а то и того меньше.

Edward-Sex and the City.jpg
Автор фотографии - Edward

Как иначе? Ведь на нас же всё держится. Армия, флот - этим воякам лишь бы чего разрушить, а порядок кто наводить будет и поддерживать? Штурмовики, кому ж ещё-то? Вроде, в мирное время живём, а постоянно в опасности: то повстанцы, то политиканы-интриганы, то просто банальные контрабандисты - все, кому не лень, так и норовят испортить жизнь. А тут ещё и дома никто не ждёт...

Так хочется, чтобы возвращаясь из очередного многомесячного патруля, можно было укутаться в объятия любимой женщины, верной, нежной, любящей и ждущей...

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Литературный мэш-ап: классика со специями

Берешь в руки "Войну и мир" или "Преступление и наказание" — и делай с ними, что в голову взбредет: Наташа может пуститься во все тяжкие и до и после замужества, Анна Каренина — увлечься лакеем, а не Вронским, Свидригайлов — беспрепятственно жениться на сестре Раскольникова, а этот последний, обманув правосудие, — укрыться с Соней в Швейцарии, и т.д.

Станислав Лем-Do yourself a book.jpg
Иллюстрация к рассказу Станислава Лема в журнале "Если", №3, 1992 год

Автор приведённого выше отрывка не я — это прямая цитата из новеллы польского фантаста "Сделай книгу сам". Не правда ли, что-то напоминает? В этом коротеньком рассказе, написанном более сорока лет назад (в 1971-м), Лем, как это частенько с ним случалось, многое предугадал в нашем настоящем. Например, возникновение такого литературного жанра, как мэш-ап. Чем ещё является роман Сета Грэма-Смита «Гордость и предубеждение и зомби», а также ему подобные "произведения искусства", как не результатом сборки "литературного конструктора", описанного в рассказе? Создаётся впечатление, что Грэм-Смит внимательно прочитав новеллу польского фантаста, принял её за руководство к действию и приступил к созданию своих шедевров.

Но в одном ошибся польский фантаст, футуролог и философ — он считал, что популярности у таких произведений не будет. Ведь кому это интересно, читать исковерканные жизнеописания неизвестных тебе героев. А по мнению Лема, классических героев не будет знать никто, кроме небольшой горстки специалистов, а потому и переписанные книги о них востребованы не будут. Всё это оказалось совсем не так. Роль популяризатора взяли на себя ТВ и кино, которые, пусть и уже в интерпретированной форме, знакомят массового потребителя с классическими сюжетами, готовя его для следующей ступени развития — прочтения "новых приключений" Раскольникова, Безухова, Джейн Эйр, Спартака,.. кто там следующий на очереди? А если новые приключения не пишутся, то мы в старые добавим таких специй, как зомби, морские чудища, роботы, вампиры, и, вуаля! — новое блюдо готово. Приятного аппетита!

Мэшап-Гордость и предубеждение и зомби.jpgМэшап-Андроид Каренина.jpgМэшап-Разум и чувства и гады морские.jpg

Штормовое предупреждение: вы рискуете попасть под сердечный шквал!..

Love is....jpg

В прошлый раз был сердечный дождик, а в этот - сердечный шторм!

Какие ещё непогоды хранят в себе тысячи людских сердец, и готовы, при случае, обрушить их на головы влюблённых?

Эхо Метрополиса

Leno Regushadze-Metropolis.jpg

Автор фотографии - Leno Regushadze

Значимое культурное событие отдаётся эхом по всей истории, которая будет длиться после его свершения. Оно отражается в мыслях, а, следовательно, и работах творцов, пришедших позже. И совсем не обязательно, чтобы его лик проглядывал именно в том жанре, в котором оно было рождено.

Искусство, как известно, границ не имеет, или, точнее, с лёгкостью пересекает уже имеющиеся, перескакивая с ветки на ветку стиля, переводя стрелки с одного направления на другое, перерождаясь из вида в вид. Кино превращается в фотографию, фото - в клип, клип - в картину, картина - в стихотворение, стих - в анекдот, тот в песню или скульптуру, и так бесконечно. Как и энергия, идеи не исчезают, они перерождаются, иногда неузнаваемо, иногда только формой, сути своей не изменяя, иногда проявляются вновь, в точности повторяя своё первое пришествие...