May 20th, 2015

Салла Симукка. Алый, как кровь

Салла Симукка. Алый, как кровь.jpg

Это первый роман трилогии «Девушка, которая научилась бояться». Хотя, роман – это слишком круто сказано, скорее, большая повесть. Главную героиню зовут Белоснежка (Лумикка) Андерсон (странно, что не Гримм), и это не кличка, а настоящее её имя. Вокруг этого имени и строится вся художественная композиция книги, что лично мне и понравилось. Понятно, что с Белоснежкой в главных действующих лицах невозможно не делать отсылок к оригинальной сказке. Начать с того, что романы трилогии («Алый, как кровь», «Белый, как снег», «Чёрный, как смоль») названы фрагментами, на которые разложена прямая цитата из сказки «Белоснежка и семь гномов». Помните о чём мечтала мать-королева перед рождением Белоснежки? «Ах, если бы у меня родилась красавица-дочь с кожей белой, как снег, щеками румяными, как кровь, волосами черными, как смоль…»

В тексте книги также упоминаются Гадкий Утёнок, Муми-Тролли, Снежная Королева, Спящая Красавица, Золушка, а также другие сказочные персонажи. Более того, состоится и «волшебный» бал, на котором Белоснежка, наконец-то, примет традиционный вид, привычный нам по Диснеевскому мультфильму (те самые белая кожа, черные волосы, красные губы), оденется в вечернее платье и туфли. Хотя на самом деле привычнее для героини произведения Саллы Симукки совсем другая одежда: армейские сапоги, штаны и парка. Никого не напоминает? Верно, можно сказать, что «Девушка, которая научилась бояться» - это «Девушка с татуировкой дракона» только для подростков, со всеми вытекающими отсюда ограничениями. Нет сексуальных сцен, хотя скабрезности в исполнении прыщавых подростков произносятся, а также есть сцены с поползновениями к коитусу. Нет откровенного употребления наркотиков, но о них говорится много. Странно было бы иное, ведь сюжет вертится вокруг финского филиала международного наркокартеля, в дела которого случайно ввязывается Белоснежка из-за своих непутёвых одноклассников. Да, она ещё школьница, ученица лицея, которая уехала из родного города в тот, где расположено учебное заведение, потому живёт одна, без родителей. В общем, уже почти и не школьница, а практически студентка.

Стартовый эпизод книги – убийство русской девушки Натальи (а как же ещё её могли звать?), с которого всё и начинается. Старшеклассников стремительно затягивает во взрослые разборки. И если троица однокашников Белоснежки – это «золотая молодёжь», мажоры, спускающие на вечеринки и прочие глупости родительские деньги, то сама она кардинально от них отличается. Серьёзная и достаточно уже пережившая за свою короткую жизнь – от яркого романа до систематических издевательств в начальной школе. У неё хорошая физическая форма, которую она поддерживает, чтобы не попасть в неприятные ситуации, она умеет драться, логически мыслит, неплохо разбирается в компьютерах (по сравнению с ровесниками), просчитывает свои действия и их последствия, имеет по всем вопросам собственное мнение, но также понимает, что не всем его нужно озвучивать, решительна, скупа на эмоции. Не хватает только пирсинга и татуировки с драконом, чтобы стать похожей на героиню другого уже дважды экранизированного скандинавского романа.

Ни слова больше о сюжете, ещё немного о процессе чтения. Книга коротка и читается быстро, если привыкнуть к немного шероховатому языку. Автор ведёт повествование в отстранённой манере, и сопереживать героине начинаешь не сразу. Кроме того, с холодных языковых конструкций основного повествования в некоторых эпизодах - это описания снов, воспоминаний, внутренних ощущений героини - писательница переходит на избыточно образную, почти сюрреалистическую манеру. Тут, конечно, очень впору приходятся и отсылки к сказкам, и цитаты из песен, и прочий «культурный поп», понятный большинству. Непривычны финские фамилии и географические названия (города, улицы), которые вырывают читателя из ровного ритма чтения необходимостью их воспринять. Подростковая направленность книги видна не только в героях, описании их действий (в некоторых местах - почти иллюстрация к какому-нибудь учебнику «Особенности поведения подростков»), разговоров и быта, но и в старательном рассовывании по тексту актуальных брендов-маркеров («Кофе-хаус», «Хьюго Босс», Joy, «Эскада» и прочие).

Иногда создаётся впечатление, что шероховатости текста – заслуга переводчика. Во всяком случае, «Белоснежка заколебалась» – это, наверное, можно было перевести несколько иначе.

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…
девочки любят стихи

Игра в буквы, первый этап, стихозаготовки. САКУРА

Сад цветущий весной – это песня природы,
А капелла звучит она тысячами голосов:
Кап-капелью, цветком, лепестком, ветром, светом, росой…
Утро нежно встречает воздушной мелодией,
Раскрываясь, бутоны в оркестра вливаются строй…
А особым штрихом слышно в этой симфонии вишни Японии.


Олег Щиголев.jpg

Философия будуара. Память вещей

Любой человек обладает умением изменять всё вокруг: предметы, других людей, идеи (та самая интерпретация). И происходит это не всегда по его собственному желанию, а иногда, или даже зачастую, вопреки ему. Очень образно вскользь об этом однажды сказал Илья Кормильцев в песне "Эта музыка будет вечной": Податливый гипс простыни сохранил твою форму тепла.

Всё, когда-то бывшее с нами, на нас, в нас или самими нами - нами же и остаётся, в той самой мере, в какой оно таковым было. Об этом можно забыть, но изменить этого уже нельзя...

Рене Магритт-Философия будуара.jpg

Предстала однажды стыдливая гетера перед ареопагом...

Жан-Леон Жером-Фрина перед аргеопагом.jpg

Жила лет за триста до нашей эры в Афинах гетера Фрина. Была она красивой и обладала идеально (по признанию современников) фигурой. Несмотря на профессиональную деятельность, была Фрина очень стеснительной, если не сказать стыдливой, и не показывалась обнажённой на людях, а клиентов принимала исключительно в темноте. Правда, стыдливость не помешала ей быть натурщицей. Именно с неё Пракситель изваял статую Афродиты Книдской (кстати, по версии Википедии, это первое скульптурное изображение нагого женского тела в Древней Греции). К сожалению, статуя не сохранилась, потому оценить идеальность фигуры стыдливой гетеры мы не можем.

Из-за этой статуи Фрину обвинили в безбожии, поскольку лепить скульптуру богини со смертной – кощунство. На самом деле причина была в другом – обвинявший девицу оратор был ранее ею отвергнут, и делал это из ревности. Защищать Фрину перед судом взялся оратор Гиперид, и когда все его аргументы не возымели на судей действия, он просто сорвал с гетеры одежду. Увидев красоту её тела, судьи оправдали девушку. Понятие калокагатии (простейшее его изложение известно нам по фразе «в здоровом теле – здоровый дух») являлось основополагающим в древнегреческой культуре, а в соответствии с ним, в таком прекрасном теле не могло быть скверных помыслов и тёмной души.

Этот случай и изображён на картине Жана-Леона Жерома «Фрина перед ареопагом» (верхняя картинка). А на нижней картинке мы видим, версию события в изложении фотографа Алексея Матвеева. Видимо, не выдержав всеобщего внимания к своему обнажению, длящемуся уже более полутора веков (картина написана в 1861 году), Фрина, наконец-то, сбежала с холста…

Алексей Матвеев-Побег Фрины.jpg

Игра в буквы. ЙЦУКЕН

Слово "ЙЦУКЕН" расплеталось для Данила Ахметшина, который облёк получившийся стиш вот в такой замечательный рисунок:

Данил Ахметшин-Йцукен.jpg

Йота – как можно её уступить?
Целого нет даже без малой доли.
Утро. Эскиз. Пора уходить…
Кому прощальный привет отправить?
Е-mail под простым паролем:
Набранные шесть рядом стоящих клавиш.


И будет день

Юрий Санин-И будет день.jpg

"И будет день" назвал свой снимок Юрий Санин.

И будет день, и ночь, и ещё многие тысячи их, и миллионы, и будет музыка, и будет весна, и зима, и остальные сезоны, и будут жизни, и смерти, и солнце будет, и, возможно, не одно, и планеты, и кометы, и космос будет всегда, и человек иногда, и всегда будет что-то, и мы ведь тоже будем, мы уже там есть, в этом всегда, ведь только что своим "будет" мы его создали, а как создание будет без создателя? и значит всё ещё будет, и будет не раз, и каждый раз совсем по-другому, и чуть-чуть, самую малость, как раньше, да и то недолго, ведь ещё есть, чему быть и без этого...