May 9th, 2015

С Днём Победы!

С Днём Победы!


Праздник Победы - это праздник Жизни. Нашей с вами. Мы - потомки тех, кто выжил, тех, кто победил, тех, кто освободил весь остальной мир.

Это день Памяти. О Великой войне. О Великом подвиге.

Это день Доблести, Гордости, Славы.

Это день победы Абсолютного Добра над Абсолютным Злом.

С Днём Победы!

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 8
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Ложь и факты о Великой Победе

Я помню 90-е, которые были для меня страшны не "криминальным беспределом", как сейчас о них пишут, а содроганием всех основ моего внутреннего мира на метафизическом уровне. В 91-м мне было 13 лет, и бандитские разборки меня не коснулись (хотя школьные/дворовые рэкетиры и пытались у меня вымогать деньги), дефицита я тоже не особенно ощутил - ели нормально (помню только, что жалко было времени, которые приходилось простаивать в очередях, покупая сахар, макароны, конфеты и прочие продукты по талонам); радовало, что появилось много фантастических и детективных книг, которые раньше невозможно было купить, а также видео, жвачки, игровые приставки - короче, обычный набор детства 90-х.

По-настоящему страшное происходило внутри - рушился тот внутренний мир, который ещё и недостроен-то толком был. Наверное, многим моим ровесникам знакомо это состояние растерянности и непонятности, когда всё хорошее вдруг резко стало плохим, а поливать его грязью - обязательным для всех делом. Лилось отовсюду сплошным потоком: с экрана телевизора, из эфира радиовещания, со страниц газет и журналов. Делавшая мне замечание завуч, когда я иногда забывал одеть пионерский галстук, в один прекрасный день настоятельно попросила меня снять его (в какой-то момент, без какой-либо указки сверху, все просто перестали носить красные галстуки, а я, вот, наоборот, больше не забывал каждое утро аккуратно повязывать "маленькое знамя") и больше не надевать.

Досталось и Великой Отечественной войне. Разом все советские солдаты вдруг превратились в насильников, трусов и рабов, воевавших исключительно под дулом пистолетов СМЕРША, а командование - сплошь в идиотов и упырей; оказалось, что войну Германия развязала вместе с СССР (странно, что Рейх вообще не превратился в жертву Советского Союза, вынужденную обороняться от агрессии); много чего тогда было вброшено и продолжает вбрасываться сейчас, когда уже неоднократно доказано, что всё это ложь.

Но читать серьёзные исторические книги сейчас не модно, потому можно познакомиться с краткими тезисами опровержения этой лжи в нижеследующей инфографике (новый эвфемизм, стыдливо обозначающий литературу нон-фикшн, представленную в жанре комикса):

Ложь и факты о Великой Победе
Collapse )

"Берег" Твардовского/"Память" Кравцова

Точка смысла. Точка сборки. То, вокруг чего собирается энергия, которая, помимо энергетического уровня приобретает дополнительный - смысловой. Формируется эгрегор. Он же - то самое "свято место". Та самая архимедовская точка опоры, опираясь на которую можно перевернуть мир. Это память, метафизика которой пронизывает всё.

Игорь Кравцов-Память.jpg

В тот день, когда окончилась война
И все стволы палили в счет салюта,
В тот час на торжестве была одна
Особая для наших душ минута.

В конце пути, в далекой стороне,
Под гром пальбы прощались мы впервые
Со всеми, что погибли на войне,
Как с мертвыми прощаются живые.

До той поры в душевной глубине
Мы не прощались так бесповоротно.
Мы были с ними как бы наравне,
И разделял нас только лист учетный.

Мы с ними шли дорогою войны
В едином братстве воинском до срока,
Суровой славой их озарены,
От их судьбы всегда неподалеку.

И только здесь, в особый этот миг,
Исполненный величья и печали,
Мы отделялись навсегда от них:
Нас эти залпы с ними разлучали.

Внушала нам стволов ревущих сталь,
Что нам уже не числиться в потерях.
И, кроясь дымкой, он уходит вдаль,
Заполненный товарищами берег.

И, чуя там сквозь толщу дней и лет,
Как нас уносят этих залпов волны,
Они рукой махнуть не смеют вслед,
Не смеют слова вымолвить. Безмолвны.

Вот так, судьбой своею смущены,
Прощались мы на празднике с друзьями.
И с теми, что в последний день войны
Еще в строю стояли вместе с нами;

И с теми, что ее великий путь
Пройти смогли едва наполовину;
И с теми, чьи могилы где-нибудь
Еще у Волги обтекали глиной;

И с теми, что под самою Москвой
В снегах глубоких заняли постели,
В ее предместьях на передовой
Зимою сорок первого; и с теми,

Что, умирая, даже не могли
Рассчитывать на святость их покоя
Последнего, под холмиком земли,
Насыпанном нечуждою рукою.

Со всеми — пусть не равен их удел, —
Кто перед смертью вышел в генералы,
А кто в сержанты выйти не успел -
Такой был срок ему отпущен малый.

Со всеми, отошедшими от нас,
Причастными одной великой сени
Знамен, склоненных, как велит приказ, —
Со всеми, до единого со всеми.

Простились мы. И смолкнул гул пальбы,
И время шло. И с той поры над ними
Березы, вербы, клены и дубы
В который раз листву свою сменили.

Но вновь и вновь появится листва,
И наши дети вырастут и внуки,
А гром пальбы в любые торжества
Напомнит нам о той большой разлуке.

И не за тем, что уговор храним,
Что память полагается такая,
И не за тем, нет, не за тем одним,
Что ветры войн шумят не утихая.

И нам уроки мужества даны
В бессмертье тех, что стали горсткой пыли.
Нет, даже если б жертвы той войны
Последними на этом свете были, —

Смогли б ли мы, оставив их вдали,
Прожить без них в своем отдельном счастье,
Глазами их не видеть их земли
И слухом их не слышать мир отчасти?

И, жизнь пройдя по выпавшей тропе,
В конце концов у смертного порога,
В себе самих не угадать себе
Их одобренья или их упрека!

Что ж, мы трава? Что ж, и они трава?
Нет. Не избыть нам связи обоюдной.
Не мертвых власть, а власть того родства,
Что даже смерти стало неподсудно.

К вам, павшие в той битве мировой
За наше счастье на земле суровой,
К вам, наравне с живыми, голос свой
Я обращаю в каждой песне новой.

Вам не услышать их и не прочесть.
Строка в строку они лежат немыми.
Но вы — мои, вы были с нами здесь,
Вы слышали меня и знали имя.

В безгласный край, в глухой покой земли,
Откуда нет пришедших из разведки,
Вы часть меня с собою унесли
С листка армейской маленькой газетки.

Я ваш, друзья, — и я у вас в долгу,
Как у живых, — я так же вам обязан.
И если я, по слабости, солгу,
Вступлю в тот след, который мне заказан,

Скажу слова, что нету веры в них,
То, не успев их выдать повсеместно,
Еще не зная отклика живых, —
Я ваш укор услышу бессловесный.

Суда живых — не меньше павших суд.
И пусть в душе до дней моих скончанья
Живет, гремит торжественный салют
Победы и великого прощанья.

Френдполитика: внезапно назревший пункт

Возможно, стиль моего журнала позволял предположить, что в комментариях позволительно всё. Это не так.

Возможно, что некоторые постоянные посетители никак не ожидали от меня постов, которые были сделаны сегодня, и это оказалось несовместимо с их внутренним ощущением гармонии. Сожалею, что доставил им неприятные мгновения.

Не надо мусорить в комментах!

Ввиду того, что мой пост "Ложь и факты о Великой Победе" привлёк ряд неадекватных личностей, с подобными которым я ранее не встречался в своём журнале, пришлось внести корректировку во френдполитику, которой на самом деле, вроде как и не существовало доселе. Просто предполагалось, что все люди вменяемы и могут вести диалог (или даже монологи свои вещать - никогда не возбранялось это делать в комментах), не переходя на оскорбления и мат (ничего не имею против крепкого словца и сам могу его употребить в беседе, но в качестве экспрессианта речи, а не для оскорбления кого-либо). Оказалось, что всё обстоит не совсем так.

Потому, хочу сказать следующее: друзья, давайте уважительно относиться друг к другу, не переходя на личности. Можно не соглашаться с чужой точкой зрения, но намеренно оскорблять её носителя не нужно (у нас же есть такие замечательные штуки, как факты и аргументы, если их нет, то мы можем просто тихонечко закрыть эту страницу и не приходить сюда больше). Но не разбрасываться тут буями и якорями. Буду банить.

ПС. Удивительный результат сегодняшних постов: с десяток отфрендились, пятерых забанил сам, и кажется, что это ещё не предел.

Символы Победы

Воин-освободитель

Для меня всегда символами Победы были Красное знамя над Рейхстагом, Красная Звезда, Воин-освободитель, Родина-мать.

Но никогда - Голубь мира. Это хороший символ, но другой. Голубь - это Фестиваль Молодёжи и студентов, это День защиты детей (1 июня), это, наконец, фильмы Джона Ву, но никак не 9 мая.

Фестиваль молодёжи и студентов.jpg

Почему он?