postmodernism

Categories:

«Ничего сложнее в моей актерской биографии не было» Брэд Питт — о фильме «К звездам»

В прокат 26 сентября выходит «К звездам» — монументальная научная фантастика режиссера Джеймса Грэя об астронавте, который отправляется к границам Солнечной системы в надежде встретить своего отца. Главную роль в картине сыграл Брэд Питт, он же выступил продюсером фильма. Перед российской премьерой актер ответил на вопросы кинокритика «Медузы» Антона Долина.

— На каком этапе и как вы решаете, что будете не только сниматься в картине, но и продюсировать ее? Или наоборотне только продюсировать, но и снимать? 

— Честно? Решаю я с самого начала и всегда при этом чувствую, что гадаю на кофейной гуще. Буквально тычу пальцем в небо: получится, не получится. Никакой строгой науки за этим нет. Отправлюсь в это путешествие, а там посмотрим. Вот настолько это просто. Если я чувствую, что мне нужно принять в этом участие, то иду на все. Я наркоман качества, мне необходимо, чтобы фильм делался на самом высшем уровне, ни на какие компромиссы я не иду. Никаких уступок. Ни шага назад. 

— О каком именно качестве вы говорите? 

— Вы же отличите шелк от дешевого полиэстера, на вид и на ощупь? У фильмов тоже есть своя текстура, ее тоже можно почувствовать. Причем ощущается это и в самой картине, и в том, как она упакована, как ее подают и продают. Важен каждый нюанс. 

— Как вы выбираете режиссеров?

— Я стараюсь работать только с теми, у кого есть свой, ни на кого не похожий, взгляд на мир и на кинематограф. Иначе нельзя. Меня всегда поражала профессия режиссера: из ограниченного набора одних и тех же дублей можно собрать сотни абсолютно разных фильмов, и то, каким окажется этот, зависит от воли одного человека! У Джеймса Грэя есть собственный взгляд, не похожий ни на кого. Он задает планку, до которой я пытаюсь дотянуться, и это делает процесс особенно интересным.  

— Довольны ли вы результатом работыфильмом «К звездам»?

— Не уверен, что вообще бываю довольным хоть каким-то своим фильмом. Но могу вас уверить: ничего сложнее в моей актерской биографии до сих пор не было. Я не о съемках, а о том, как собрать все элементы воедино, в цельный фильм, — невероятно деликатная работа. Добавляешь какую-то склейку, немного закадрового голоса, несколько звуков музыки — и вот уже что-то получается. При этом ты понимаешь: стоит нарушить хрупкий баланс — и все покатится под откос. «К звездам» доказал, что я многого не знаю о кинематографе, что мне еще учиться и учиться, и это прекрасно. Этот фильм много раз меня удивлял. Чего еще желать? 

— До какой степени история взаимоотношений взрослого сына и отцаваша история? Или Джеймс Грэй рассказал здесь о чем-то особо важном персонально для него? 

— Мы с Джеймсом хорошие друзья уже тысячу лет, примерно с середины 1990-х. Так сложилось, что мы довольно откровенно говорили о личном. Несколько лет назад, после завершения «Затерянного города Z», Джеймс пришел и сказал: «У меня есть сценарий специально для тебя». Мы оба понимали, что «К звездам» — особенный проект, и оба осознавали, что это сложная история, которая может завершиться неудачей. Именно потому, что в ней столько личного для нас обоих.

Это волнует и меня, и Джеймса — маскулинность, неспособность признать свою слабость или поражение и вместе с тем необходимость прийти к миру с самим собой, увидеть собственные раны, избавиться от сожалений, быть честным. Путешествие к Нептуну — это путешествие вглубь собственной души. Помог ли этот опыт открыть самого себя для близких людей, почувствовать по-новому связь с моими детьми? Надеюсь. В любом случае этот сюжет говорил со мной о чем-то очень важном. 

— Это связано с возрастом? 

— Уверен, что да. Мы всю жизнь выстраиваем вокруг себя искусственную конструкцию, фасад, за которым прячемся. Мне нужно было разрушить его, обнажить свою уязвимость. Перестать скрываться за собственным эго, все более старым и ворчливым. 

— Вы говорите об уязвимости, пару раз за фильм ваш герой плачет. Это сложно дается вам на площадке?

— Для меня заплакать перед камерой по-настоящему — большая проблема. Да и в жизни дело непростое, но это моя работа. Важны же не сами слезы, а нечто другое. Сценарист пишет текст, и тебе необходимо, чтобы эти значки на бумаге стали личным переживанием. У каждого из нас есть свои раны, затаенная боль, мы всю жизнь стараемся скрыть их от окружающих. Моя работа — обнажить, показать их. По-настоящему. Если правды не будет в том, что я играю, вы тоже ощутите фальшь, поэтому в моих фильмах все всегда по-настоящему. Даже если я на самом деле не плачу. Надеюсь, что это чувствуется. 

— Вам не кажется, что сама идея маскулинности стремительно устаревает? 

— Мне кажется, эти вещи цикличны. Невозможно сделать так, чтобы идея исчезла или перестала интересовать искусство. Я в последнее время много изучал культуру и философию 1970-х годов и был поражен тем, как много у того времени общего с идеями и тенденциями, которые кажутся нам новыми сегодня. Это маятник, он еще качнется в обратную сторону. 

— Для ваших поклонников это довольно конкретный вопрос: они опасаются, что из-за критики «Однажды в… Голливуде» вы можете не получить номинации на «Оскар»! Или номинация будет, а самой премии нет. 

— Правда, кого-то это волнует? Я об этом даже не слышал. Допустим. По-моему, говорить и думать об «Оскаре» сейчас еще рано. Каждый год потрясающие работы остаются незамеченными, а другие получают призы. И что? Да ничего. Иногда друзья волнуются, достанется ли тебе очередной трофей, а иногда, наоборот, ты болеешь за друзей, и это ничем не хуже. Премии — это премии, не охотиться же за ними. Процесс всегда интереснее, чем результат, если вообще считать «Оскар» результатом. 

— Вы теперь член того невидимого клуба, где состоят крутые парни, игравшие астронавтов. 

— Точно! Только девчонки в этом клубе тоже состоят, не забывайте Сандру [Буллок]. Спасибо Джеймсу, что позвал меня. У него особенное чувство космоса, и он не полагается на одни только компьютерные эффекты. Конечно, мы не по-настоящему в космос летаем, это лишь кино. Но у нас было много потрясающих костюмов и декораций, благодаря им мы чувствовали, что все происходит по-настоящему. Ты актер, а значит, мечтаешь побывать там, где ты никогда не бывал; в моем случае это космос. Но и сам опыт этого фильма, его центральная идея очень сильно на меня подействовали. 

— Как бы вы сформулировали эту идею?

— Джеймс Грэй иногда цитировал Артура Кларка, очень важную его мысль: одно из двух — или в космосе есть другая разумная жизнь, или мы абсолютно одиноки, и каждый из этих вариантов довольно страшен. Возможно, инопланетяне мудры, прекрасны, помогут нам эволюционировать и многому научат, а возможно, напротив, они захотят нас уничтожить и придется с ними воевать.

Меня только сейчас поразило, что мы, скорее всего, одиноки во Вселенной. Это одиночество — именно то, что я играл в «К звездам». Ведь, кроме всего прочего, одиночество — универсальное чувство, мы все проходим через него; рождаемся одни, уходим из жизни одни. Как бы я хотел уйти из жизни с достоинством, приготовиться к этому и принять это — быть таким, как Дэвид Боуи или как Джордж Харрисон! Надеюсь, у меня получится. 

— Ваш герой отправляется на Луну и Марс, а зрители видят, что после освоения других планет человечество не изменилось к лучшему: оно продолжает убивать себя, сражаясь за ресурсы. Вы смотрите в будущее с таким же пессимизмом?

— Я настроен оптимистично во всем, что касается человечества. Как-нибудь все устроится, мы выживем. Это тоже маятник, нас мотает из стороны в сторону, а жизнь человека на Земле слишком коротка, чтобы можно было что-то понять. Но возможен и более мрачный взгляд. Когда мы работали над «Войной миров Z», то предполагали, что человечество — нечто вроде раковой опухоли на теле планеты. Может, ей удастся вылечиться от нас? И у нее-то все будет в порядке. 

— Вас упорно называют секс-символом. Как вы относитесь к этому определению? Вам уже заметно за пятьдесят, но вы снимаете рубашку в «Однажды в… Голливуде»и как минимум ползала издает вздох. 

— Не знаю, что сказать. Я держу себя в форме, работа этого требует. Занимаюсь спортом четыре раза в неделю, и упражнения всегда разные — в зависимости от роли. Между ними я чувствую себя как профессиональный борец между боями, а на выходных пытаюсь отдыхать, как все нормальные люди. Все это очень приятно и забавно, но всегда хочется надеяться, что люди оценивают не только мою внешность, но и работу. Хотя вы сами знаете — успех тоже цикличен. Сейчас я успешен, но кто знает, что будет завтра? 

Источник: meduza.io

promo postmodernism may 3, 2015 22:02 7
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded