postmodernism

Category:

Игорь Верещагин: «Я люблю фотографировать тех, кто мне нравится»

В рамках XI Московской международной биеннале «Мода и стиль в фотографии-2019» в Мультимедиа Арт Музее, Москва до 14 апреля работает выставка рок- и стрит-фотографа Игоря Верещагина. В разное время Игорь Евгеньевич был официальным фотографом The Rolling Stones во время их приезда в Москву, снимал Пола Маккартни и Ринго Старра, работал на всех фильмах Гарика Сукачева, а перечислять его работы с концертов и фестивалей можно до бесконечности. Корреспондент МОСГОРТУРа побеседовал с Игорем Верещагиным и узнал, чем отличаются хиппи от современной молодежи, жив ли рок и как стать хорошим фотографом.

Игорь Верещагин. Автопортрет
Игорь Верещагин. Автопортрет

— Как давно Вы начали фотографировать?

— В первый раз фотоаппарат попал ко мне в руки в пять лет – папа попросил сфотографировать их с мамой. У меня все зафиксировано, этот негатив сохранился, на нем стоит дата — 12 июня 1957 года. На следующим за ним кадре уже запечатлен я. А фотографировать начал в школе, примерно с третьего-четвертого класса.

— На какой аппарат Вы начинали фотографировать?

— Был такой фотоаппарат Киев-Вега, очень маленький, на 16-миллиметровую пленку. Потом, как обычно, Зенит и другие. Но когда я учился в институте, умудрился купить камеру Praktiсa — это уже был такой, достаточно солидный фотоаппарат. А настоящий Nikon я купил в день смерти Леонида Брежнева, я запомнил этот момент.

— Вы всегда мечтали снимать музыкантов? Почему?

— Да, это правда. Я всегда хотел снимать музыкантов, потому что увлекался музыкой, сколько себя помню. В 60-е годы я слушал любимых исполнителей по радио или с пленок. Изображений было крайне мало, а мне всегда хотелось их как-то увидеть, и с тех пор это желание у меня не пропадает.

— Вы специализируетесь на фотографиях рок-музыкантов, почему не поп-исполнителей, например?

— Да я просто не слушаю поп-музыку. Я люблю фотографировать тех, кто мне нравится. Тех, кто мне не нравится, я не фотографирую. Вот, видимо, поэтому.

— Какую музыку Вы слушали в 60-е?

— Это все популярные группы того времени — The Beatles, The Monkees, The Rolling Stones, Bee Gees, The Animals, и я еще слушал джаз, но всего одну пластинку — Blue Train, которая у меня появилась совершенно случайно – ее привез отец. И эта музыка все 60-е годы меня сопровождала.

Борис Гребенщиков
Борис Гребенщиков


— В Вашем родном городе выступали музыкальные коллективы? И фотографировали ли Вы их?

— Нет, ну это – Сибирь. У нас была какая-то самодеятельность, какие-то ресторанные музыканты, но меня это все не привлекало совсем.

— В Вашей жизни наступил переломный момент, когда Вы познакомились с Гариком Сукачевым?

— Когда я переехал в Москву, все-таки первым из музыкальной сферы, с кем я начал общаться, был Артур Пилявин – основатель группы «Квартал». Я знал его еще мальчиком, он так же, как и я, жил в Братске. Когда я работал в вычислительном центре инженером-электроником на Братском алюминиевом заводе, его мама работала программистом у меня в смене.

Однажды я попросил своего друга Кирилла Модылевского помочь мне с проходом на концерт Гарика во МХАТе. Там я сфотографировал Гарика, потом эти карточки попали к нему, он мне позвонил и сказал, что хочет видеть меня фотографом на его первом фильме. Ну и так все дальше понеслось.

— В чем различия в работе с зарубежными артистами и нашими?

— С нашими труднее в плане доступности, особенно на концертах, потому что у нас система охраны и получения разрешений куда сложнее, чем, скажем, на западе. Там я в любом клубе могу снимать спокойно, а здесь это не всегда так, особенно на концертах. А в целом, все нормальные люди, сложностей в общении нет никаких. Чем круче звезда, тем проще в общении.

— Есть ли концерт, который запомнился Вам больше всего?

— Да, это, конечно, первый концерт The Rolling Stones в Москве в 1998 году. Запомнился он мне по двум причинам. Во-первых, я был официальным фотографом, снимал бекстейдж, которого я, правда, не увидел потом. А во-вторых, концерт запомнился мне тем, что фотографов разделили на две части, на правую и левую. Я попал в правую, и неудачно.

Дело в том, что разрешалось снимать всего две песни, а весь дым с первого взрыва, с которого начинался концерт, пошел в нашу сторону. На первой песне мы просто глазами пытались что-то высмотреть, много времени потеряли. Но концерт был, конечно, изумительный. Я до этого уже видел The Rolling Stones в Берлине в 1990 году, и мне было очень интересно поснимать, но тогда у меня украли всю аппаратуру. Вообще, у меня с ними всегда неудача. Ну ничего, все запоминающееся.

Земфира
Земфира


— Давайте снова вернемся к Гарику Сукачеву. Критики и очевидцы эпохи отмечают, что в фильме «Дом солнца» ему очень точно удалось передать атмосферу и свободный дух хиппи Москвы 60-х годов.  

— В это время я в Москве не был, жил в Сибири, но то, что в фильме Гарику удалось передать атмосферу – это абсолютно точно, от выбора типажей до деталей в одежде. Когда была съемка эпизода на Пушкинской площади, я вдруг увидел девушку один в один, как моя жена в 1972 году – точно так же одета. И я просто возле нее ходил. Это была другая девушка, естественно, но настолько все было похоже, что я поразился.

— У современной молодежи есть свобода духа, как у героев фильма?

— Думаю, есть. Я сужу по своим внукам – они достаточно свободные люди и точно также не слушаются ни родителей, ни бабушек, ни дедушек. В общем-то, мне кажется, это все правильно.

— Вы можете выделить кого-нибудь из современных молодых исполнителей?

— Варвара Визбор мне очень нравится, как она поет. А вообще, для меня все молодые – «Сплин», «Би-2», да и «Машина времени» не старые. Я за совсем юными мало слежу, даже не знаю, почему. Сейчас, в основном, слежу за джазом – очень много удивительных талантов.

Музыка развивается очень бурно. Другое дело, что ее влияние на современную жизнь, куда меньше, чем в 60-70-е годы, сейчас она все-таки не так владеет умами и душами, как тогда. Может быть, это связано с обилием всякой другой информации, кроме музыкальной, интернет и так далее.

Но постепенно, мне кажется, все возвращается, судя даже по тому, что последние три года музыкальная промышленность стала расти. До этого она десятилетия просто падала, падала и падала.


— В начале января в одном известном интернет-издании вышел материал, в котором автор писал о том, что музыкальные герои начала 2000-х, преимущественно русскоязычные рок-исполнители, ушли на второй план, будто бы их подвинули современные молодые исполнители. Вы согласны с этим?

— Ну, не знаю, кто может подвинуть, скажем, БГ или в своей области Гарика того же? В общем, я считаю, их списывать рано. Я надеюсь, что новые исполнители будут такими же интересными.  

— Появилось много новых имен, например, Монеточка, Оксимирон и так далее. Теоретически, если бы Вы начали фотографировать только сейчас, Вы бы могли вдохновиться их творчеством и работать с ними?

— Может быть, если сначала вдохновился бы внешне и начал фотографировать, а там и в творчество вслушался. Не знаю, не уверен. Наверно, из-за возраста меня не так привлекают нынешние исполнители, я уже старый пень.  

— Вы бы смогли научить фотографировать?

— Я с трудом понимаю все эти курсы. Я, наверно, мог бы что-то рассказать – дать чисто практические советы, но учить, как это делать – не думаю. Потому что, мне кажется, у каждого должен быть свой путь.

— Можно ли качественно фотографировать то, что не любишь или не понимаешь? Например, поклонник творчества Алены Апиной может сделать хорошие фотографии с рок-концерта?

— Я думаю, что сможет, конечно. Фотография – это всегда случай, а случай доступен всем. Но другое дело, заставишь ли ты его туда пойти снимать. Если есть какой-то интерес просто к фотографии, а не обязательно к Алене Апиной, то уже есть шанс сделать хороший снимок — сфотографировать ее просто как женщину и запечатлеть событие, например.

— Вы также занимаетесь стрит-фотографией. Расскажите, что это за направление и в чем особенности такой съемки.

— Это просто случайные, интересные моменты уличной жизни. А когда сидят в засаде с телеобъективом и издали что-то фотографируют – это, скорее, такая неожиданная и искренняя фотография, но не стрит. Стрит-фотография – это все-таки, когда ты находишься в гуще событий, но снимаешь так, чтобы не быть центром внимания и вообще какого-либо внимания. Желательно просто все это делать незаметно, и в любой момент нужно быть готовым — вот это для меня стрит-фотография. То есть пестро одеваться или снимать фильдеперсовыми камерами, которые бросаются в глаза, — так не получится.

Гарик Сукачев
Гарик Сукачев


— Какие ошибки в работе совершают фотографы?

— Когда идут куда-нибудь без фотоаппарата – это большая и основная ошибка. Все. Остальное должно приложиться.

— Людям, которые только собираются взять в руки объектив, какие можете дать напутствия?

— Ну если это только объектив, тогда пусть прикрутят его к самому фотоаппарату. Ну какие напутствия? Тут просто нужно констатировать, есть ли интерес к фотографии или нет. Если есть, то других напутствий не нужно, человек сам будет соображать, как и что делать. А если интереса нет, то сколько его ни учи, он все равно через какое-то время все забудет.

— Как понять, настоящий интерес к фотографии или просто короткое увлечение – на год-другой?

— Ну, год-другой – это уже хорошо, кстати. Потому что обычно – час-другой и откладывают. А за год можно уже и сделать что-то такое интересное. Я вообще считаю, что сейчас хорошее время, чтобы начать фотографировать на старые пленочные камеры. Во-первых, они сейчас очень дешевые, пленку можно купить, есть где напечатать и отсканировать все. Во-вторых, это и дисциплинирует, и помогает понять, что такое выдержка, диафрагма, чувствительность и так далее. И мне кажется, вообще прививает интерес к фотографии любой. Понимать удобнее, когда снимаешь на пленку, а учиться – на цифровой камере, потому что мгновенно смотришь результат.

— Техника вообще большую роль играет?

— Сначала она играет небольшую роль, потом, в процессе своего совершенствования, – все больше и больше. Потом снова падает значение техники, когда уже остановился на чем-то своем. В общем, циклично: сначала небольшую, потом большую, потом снова небольшую.

— Вы работаете в трех направлениях — концертная съемка, стрит-фотография и на съемочной площадке. Они чем-то схожи друг с другом?

— Они близки друг к другу, в принципе. Я люблю на концертах тоже снимать такой типа бекстейдж. Желательно снимать не то, что видят зрители из зала — это можно потом сто раз посмотреть по телевизору, на dvd и так далее. А вот что происходит за кулисами — не всем возможно увидеть.

Точно также сейчас и в кино. На съемочной площадке остается снимать только ту жизнь, которая идет за камерами. Потому что раньше в кино было много технической съемки, а с появлением цифровых аппаратов все такие прикладные задачи, которые раньше выполнял фотограф, стали делать сами участники съемочной группы.  

Петр Мамонов
Петр Мамонов


— Главный секрет успеха заключается в том, чтобы было интересно то, что фотографируешь и делать это с любовью?

— Да. Я с трудом понимаю, допустим, фотографов, которые снимают свадьбы или, скажем, животных для клиентов. Мне кажется, день-два так поснимать можно, но, если это годами длится, это же просто что-то невыносимое. Может, я ошибаюсь.

Источник: photographer.ru


promo postmodernism may 3, 2015 22:02 7
Buy for 30 tokens
Привёл в более упорядоченный вид страницу с моими рецензиями, поскольку по данному тегу всё выходит не в алфавитном порядке, а по дате написания постов (от позднего к раннему), то этот пост станет некой рецензиотекой. Сгруппировано всё по группам "Кино", "Сериалы", "Книги", "Эссе". В последнем —…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded